• Приглашаем посетить наш сайт
    Спорт (www.sport-data.ru)
  • Cлова на букву "V"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Список лучших слов

     Кол-во Слово
    1VACATION
    1VAGABOND
    3VAIN
    7VAL
    9VALE
    1VALET
    7VAR
    1VARIANT
    3VARIATION
    1VAS
    1VENDETTA
    9VENIR
    8VENT
    6VENUE
    2VENUS
    1VERA
    1VERDICT
    14VERGER
    1VERITABLE
    9VERLAG
    1VERLAINE
    1VERNE
    3VERO
    18VERS
    2VERSAILLES
    2VERSE
    2VERSION
    1VERY
    5VIA
    3VICHY
    10VICTOR
    2VICTORIA
    89VIE
    4VIEL
    1VILA
    1VILE
    21VILLA
    4VILLAGE
    12VILLE
    1VIN
    1VINO
    4VIOLETTE
    2VIRGIN
    11VIS
    3VISAGE
    1VISE
    2VISIBLE
    6VISION
    1VISIT
    2VITA
    2VITAE
    5VITE
    12VIVE
    13VIVRE
    1VOCATION
    2VOGEL
    2VOIL
    2VOILE
    10VOIR
    19VOL
    1VOLLEY
    6VOLTAIRE
    1VOLUME
    50VON
    7VOS
    42VOTRE
    250VOUS
    1VOY
    6VOYAGE
    1VOYAGEUR

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову VOTRE

    1. Чёрт
    Входимость: 1. Размер: 69кб.
    Часть текста: и какой это сюрприз, и зазывавшие знали, что - знаю. Были это - либо Августа Ивановна, либо Асина няня, Александра Мухина, иногда и какая-нибудь гостья, но всегда - женщина, и никогда - мать, и никогда - сама Валерия. И вот, полуподталкиваемая, полу - комнатой - втягиваемая, поломавшись перед дверью, как деревенские перед угощением, немножко боком и немножко волком - входила. Черт сидел на Валерииной кровати, - голый, в серой коже, как дог, с бело-голубыми, как у дога или у остзейского барона, глазами, вытянув руки вдоль колен, как рязанская баба на фотографии или фараон в Лувре, в той же позе неизбывного терпения и равнодушия. Черт сидел так смирно, точно его снимали. Шерсти не было, было обратное шерсти: полная гладкость и даже бритость, из стали вылитость. Теперь вижу, что тело моего черта было идеально-спортивное: львицыно, а по масти - догово. Когда мне, двадцать лет спустя, в Революцию, привели на подержание дога, я сразу узнала своего Мышатого. Рогов не помню, может быть, и были маленькие, но скорей - уши....
    2. Записная книжка № 6, 1919 г. Страница 3
    Входимость: 1. Размер: 63кб.
    Часть текста: Лозэн, отдалив, уяснил мне З<авад>ского, Ю. 3<авад>ский, приблизив, уяснил мне Лозэна. Взаимные услуги живых и мертвых! ___ Не называя Вашего имени (дабы не ставить точку над i Вашего тщеславия!) скажу Вам, что Вы единственный из поступили со мною правильно, ибо поступили чудовищно. Ebaubie {Ошеломленная (фр.)}таким поведением, я буду Вас помнить вечно, лучшее доказательство тому, что я не дальше, как сегодня утром,— совсем не думая о Вас несколько месяцев! — видела Вас во сне: Вы у меня под большой пестрой подушкой забыли цепочку с сердечком, к<отор>ые я Вам — когда-то — в каком-то предыдущем сновидении — подарила. — Милый друг! Вы — не в сновидении! — сделали лучше: Вы невинно забыли у меня книжечку стихов, Вам мною посвященных. Таких вещей с людьми даже я не делала. Vous avez ete plus royaliste que Ie Roi. {Вы оказались большим роялистом, чем сам король (фр.)} — Жалко только, что я больше ценю этот роялизм, чем Вы сами,—ибо Вы о нем давно уже забыли! ___ Запах — из распахнутой двери кафэ — кофе — ванили — сигары — каких-то печений кажется. Вы думаете мне захотелось зайти в кафэ, пить и есть? — Нет — слезы на глазах! — целовать. ___ Я доблестно выдержала 2летний abrutissant {огрубляющий (фр.)} режим картошки. Но кто знает, если бы я ела мясо, не была ли бы я еще веселее и «гениальнее». (Ставлю кавычки для тогб, чтобы не поставили их — вы!) ___ Я так чувствую — в что — кому (физически на этот раз) — нужно! Але и Сереже напр<имер>...
    3. Цветаева М. И. - Штейгеру А. С., 29 августа 1936 г.
    Входимость: 2. Размер: 18кб.
    Часть текста: т. е. приблизительно знаю, что выйду на верхнюю скамейку по дороге в С‹ен-›Лоран. И — внезапно понимаю, что иду к гадалке. Но для этого нужно отыскать те самые скалы, где, по слухам, она живет. Скал много: верхних — нижних — дальних — ближних — где? Сверху вижу группу камней — чтo-то не ту, и без всякого дома, и нижнюю и — зная, что надо подниматься — спускаюсь. Три больших камня, внизу — Борн (как на мосту написано: Le Borne (der Born, Oheim Kuhleborn [2] (Ундина). — He то. — Обратно вверх по тропинке на крyто-восходящее шоссе. Над головой — если очень закинуть — холм с смутным гребнем скал. Карабкаюсь мимо одинокого дома, по явно-принадлежащему ему свежескошенному — бритому — откосу, упираюсь в каменную стену — невысокую, но неудобную — смутно слышу мужской голос: — «En voila encore une qui…» (а une [3] — в голубом немодно-широком с воланами платье — и с седою головой! И лазит как коза: беспрепятственно) — итак, упираюсь в стену и не желая пуще изумлять — голос и его собеседника, т. е. откровенно по-козьему пересекать — отыскиваю в стене брешь, и так, по отдельным камням, перелезаю. Новый подъем, на этот раз уже отвес — уже лесной. Лезу и чувствую — то. Сердце гулко (ушами слышу) бьется: ух! ух! ух! — но — приятно, без задыхания, от чистого волнения. (Так, впрочем, бывает — и разрывается.) Перед самым верхом обнаруживаю все время сопутствовавшую мне лесную тропинку, но решаю — кончить как началa — по отвесу. Долезла. Те скалы. (Пот льет и сохнет. Слизала каплю...
    4. Письмо к Амазонке (перевод Ю. Клюкина)
    Входимость: 1. Размер: 32кб.
    Часть текста: я прочла. Вы близки мне как все пишущие женщины. Не смущайтесь этим все : все не пишут, пишут единицы из всех. Вы близки мне как всякое уникальное существо и, поверх всего, как всякое уникальное женское существо. Я думаю о Вас с той поры, как увидела Вас - месяц? В молодости у меня душа горела высказаться, я все боялась упустить волну, уносящуюся от меня и несущую меня к другому, я все боялась больше не любить: ничего больше не познать. Теперь я уже не молода и научилась упускать почти все - безвозвратно. Иметь все сказать - и не раскрыть уст, иметь все дать - и не раскрыть ладони. Сие - отрешенность, которая именуется Вами мещанской добродетелью и которая - мещанская ли, добродетель ли - есть главная пружина моих поступков. Пружина? - этот отказ? Да, ибо для подавления силы нужно бесконечно большее усилие, чем для ее свободного проявления - что не требует никакого. В этом смысле всякая органическая деятельность есть вещь пассивная и всякая зрячая пассивность - действенная (излияние - подпадание, подавление - повелевание). Что трудней: сдерживать скакуна или дать ему ходу, и коль скоро мы - тот же скакун - что из двух тяжче: сдерживаться или дать сердцу волю? Дышать или не дышать? Помните детскую игру, где вся слава достается тому, кто дольше всех просидит в закрытом сундуке? Действовать? Дать себе волю. Каждый мой отказ я ощущаю в себе землетрясением. Самое я - сотрясающаяся земля. Отказ? Окаменевшая борьба. У моего отказа есть еще имя: не снисхожу - до оспаривания чего бы то ни было в обыкновенном ходе вещей. Обыкновенный ход вещей в нашем с Вами случае? Прочесть Вашу книгу, поблагодарить Вас за нее чужими словами, иногда видеть Вас, «улыбающуюся невидимой улыбкой». Точно Вы ничего не писали, а я ничего не читала: точно ничего не было. Я могла бы так, все еще могу. но на сей раз - не хочу. Выслушайте меня. Вам не надо отвечать...
    5. Эфрон А. - Пастернаку Б., 17 августа 1955 г.
    Входимость: 1. Размер: 9кб.
    Часть текста: ли у нее? Асе я сегодня написала, и про Магдалину тоже, как сумела. Получила от нее открытку, на днях она ждет Андрея, который должен приехать в отпуск на 2–3 недели. Что это за отпуск «оттуда»? Не понимаю. В «дедушкином музее» познакомилась со старушкой, вдовой архитектора, строившего музей. [163] Она работает там с 1912 года, знала и деда, и маму, и Асю. Рассказала мне, что сберегла в самые трудные времена (и у музеев бывают такие) дедушкин архив — около девяти тысяч писем и многое другое. Очень хвалила теперешнего директора музея и посоветовала мне обратиться к нему с просьбой о том, чтобы музей ходатайствовал о пенсии для Аси. Остановка за небольшим — директор в командировке в Китае! Но за старушку буду держаться, т. к. очень мне хочется добиться этой пенсии, и именно через музей. Асе была бы и постоянная помощь, и постоянная радость. Я тебе вот что хотела рассказать: когда мне было лет 14, я прожила целое лето в бретонском городке Roscoff — очень старинном, как все бретонские города. Там была церковь почему-то в мавританском стиле, а колокола, что на звоннице, были когда-то принесены из Англии двумя дельфинами, в это все жители верили, и я тоже. Там все было серо-голубое, как голубиная грудка, — и старые дома, и дороги, и небо, и океан, и погода, и даже ветер, постоянный, как в Туруханске. Во время maree de l’equinoxe [164] океан отходил на километры, и до...

    © 2000- NIV