• Приглашаем посетить наш сайт
    Пастернак (pasternak.niv.ru)
  • Cлово "ЖИЗНЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ЖИЗНИ, ЖИЗНЬЮ, ЖИЗНЯХ, ЖИЗНЕЙ

    1. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 4. Эвридика (1922–1926). "Поэзия Умыслов"
    Входимость: 94. Размер: 126кб.
    2. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. После России
    Входимость: 93. Размер: 111кб.
    3. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 2. 1923-й
    Входимость: 79. Размер: 140кб.
    4. Кудрова Ирма: Дом на горе
    Входимость: 77. Размер: 113кб.
    5. Белкина Мария: Скрещение судеб. Безмерность в мире мер
    Входимость: 74. Размер: 123кб.
    6. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Чехия 1923-й
    Входимость: 73. Размер: 119кб.
    7. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Поездка к Горькому встреча с Мариной
    Входимость: 70. Размер: 238кб.
    8. Белкина Мария: Скрещение судеб. Мур
    Входимость: 62. Размер: 151кб.
    9. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Сын
    Входимость: 62. Размер: 87кб.
    10. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Сергей Яковлевич
    Входимость: 55. Размер: 156кб.
    11. Письма к молодому поэту (Райнер Мария Рильке, перевод Марины Цветаевой)
    Входимость: 53. Размер: 46кб.
    12. Новое упование (Анна де Ноай, перевод Марины Цветаевой). Часть третья
    Входимость: 53. Размер: 111кб.
    13. Доля Николай: "Девочкой маленькой ты мне предстала неловкою…"
    Входимость: 53. Размер: 103кб.
    14. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 5. Уединение (1926–1941). Эпос
    Входимость: 51. Размер: 84кб.
    15. Кудрова Ирма: Поговорим о странностях любви: Марина Цветаева
    Входимость: 51. Размер: 71кб.
    16. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Последнее о Марине
    Входимость: 51. Размер: 123кб.
    17. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Только в огне пою!" (1919 — февраль 1921)
    Входимость: 50. Размер: 161кб.
    18. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Последняя Москва (март 1921 — май 1922)
    Входимость: 49. Размер: 139кб.
    19. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Глава первая
    Входимость: 48. Размер: 45кб.
    20. Шенталинский Виталий: Марина, Ариадна, Сергей (глава из книги В. Шенталинского "Рабы свободы. Книга вторая")
    Входимость: 48. Размер: 117кб.
    21. Новое упование (Анна де Ноай, перевод Марины Цветаевой)
    Входимость: 48. Размер: 134кб.
    22. Афоризмы и цитаты М. И. Цветаевой
    Входимость: 47. Размер: 71кб.
    23. Саакянц Анна: "Марина Цветаева"
    Входимость: 47. Размер: 76кб.
    24. Доля Николай: "Любовная любовь — ловушка души"
    Входимость: 46. Размер: 97кб.
    25. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. "Повесть о Сонечке" и два письма о гомоэротической любви
    Входимость: 45. Размер: 88кб.
    26. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Роднее бывшее — всего…" (1930–1936). 1934-й
    Входимость: 42. Размер: 65кб.
    27. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Юность поэта (1914–1915)
    Входимость: 42. Размер: 77кб.
    28. Из записных книжек и тетрадей
    Входимость: 41. Размер: 96кб.
    29. Наталья Гончарова. (Страница 3)
    Входимость: 39. Размер: 50кб.
    30. Сводные тетради. Тетрадь первая. (Страница 4)
    Входимость: 39. Размер: 50кб.
    31. Бродский И. А.: Об одном стихотворении
    Входимость: 38. Размер: 118кб.
    32. Сводные тетради. Тетрадь первая. (Страница 10)
    Входимость: 37. Размер: 66кб.
    33. Белкина Мария: Скрещение судеб. Гляжу и вижу одно: конец
    Входимость: 37. Размер: 143кб.
    34. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Чехия 1925-й
    Входимость: 36. Размер: 70кб.
    35. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 2. "Я и мир" (1913–1916). "История Байрона"
    Входимость: 36. Размер: 49кб.
    36. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Крылатая душа поэта (1917–1918)
    Входимость: 35. Размер: 117кб.
    37. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Спор о детстве
    Входимость: 35. Размер: 62кб.
    38. Флорентийские ночи
    Входимость: 35. Размер: 52кб.
    39. Фокин Павел: Цветаева без глянца (Ознакомительный фрагмент). 1923–1924. "Арлекин" (Константин Родзевич)
    Входимость: 34. Размер: 49кб.
    40. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Звездный год" во Франции (ноябрь 1925 — 1926). Париж
    Входимость: 33. Размер: 73кб.
    41. Записная книжка № 5, 1918—1919 гг.
    Входимость: 33. Размер: 134кб.
    42. Записная книжка № 11, 1923 г.
    Входимость: 33. Размер: 41кб.
    43. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 6. Кламар — Ванв
    Входимость: 32. Размер: 124кб.
    44. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Одиннадцать недель в Берлине (май 1922 — июль 1922)
    Входимость: 32. Размер: 47кб.
    45. Белкина Мария: Скрещение судеб. Алины университеты. Страница 6
    Входимость: 32. Размер: 61кб.
    46. Световой ливень
    Входимость: 31. Размер: 34кб.
    47. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Мой Пушкин
    Входимость: 31. Размер: 86кб.
    48. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Пастернак
    Входимость: 30. Размер: 85кб.
    49. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Юность поэта (1910–1911)
    Входимость: 30. Размер: 65кб.
    50. Белкина Мария: Скрещение судеб. Болшевское заточение
    Входимость: 30. Размер: 100кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 4. Эвридика (1922–1926). "Поэзия Умыслов"
    Входимость: 94. Размер: 126кб.
    Часть текста: написанные уже в эмиграции стихи Цветаева не спешила. Всего три таких стихотворения появились в 1923 году. В 1924 году было напечатано уже семнадцать, причем четыре из них – в Советской России. В большинстве своем эти публикации внимания критики не привлекли; но одна из них, самая большая (пять стихотворений вместе), вызвала однозначно отрицательную реакцию одного из рецензентов "Звена" – Николая Бахтина: "Стихи Цветаевой – бессвязно нагроможденный словесный и эмоциональный материал, еще не оформленный до искусства; в ее "Федре" – метрическая попытка, которая могла бы быть интересной, будь она исканием более широкого и гибкого строя, а не поводом, чтобы еще, и по‐новому разнуздать слово"291. Это был отзыв о циклах "Федра" и "Гамлет"292. Он стал началом затяжной критической кампании "Звена" по разоблачению "бессвязных нагромождений" в творчестве Цветаевой и других современных авторов. "Есть какая‐то фальшь и наивность в столь распространенном теперь стремлении отразить стилистическими судорогами катастрофы последних лет"293, – замечал несколько месяцев спустя уже другой критик "Звена" Георгий Адамович в связи с разбором прозы Цветаевой. В апреле следующего года, после выхода двадцать третьей книги "Современных записок" с циклом Цветаевой "Двое" Адамович высказался более развернуто: Что с Мариной Цветаевой? Как объяснить ее последние стихотворения, – набор слов, ряд невнятных выкриков, сцепление случайных и "кое‐каких" строчек. Дарование поэта, столь несомненного, как Цветаева, не может иссякнуть и выдохнуться. Вероятно, она еще не найдет себя. Но сейчас читать ее тяжело. Цветаева никогда не была разборчива и взыскательна, она писала с налета, от ...
    2. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. После России
    Входимость: 93. Размер: 111кб.
    Часть текста: о ее душевном состоянии: Над сказочнейшим из сиротств Вы смилостивились, казармы!  Боль отступает, жизнь кажется более милостивой – на какое-то мгновение ощущение покоя должно было появиться и у Цветаевой. Берлин оказался для них с Алей «перевалочным пунктом»: они провели здесь два с половиной месяца. Но по интенсивности дел, встреч, дружб, увлечений эти недели равнялись иным годам. Достаточно сказать, что на четвертый день по приезде Цветаева читала стихи – свои и Маяковского – в русском Доме искусств, а еще через две недели ввязалась в полемику по поводу письма Корнея Чуковского, напечатанного Алексеем Толстым в Литературном приложении к просоветской газете «Накануне». Первыми берлинскими друзьями Цветаевой были Эренбурги. К ним они с Алей приехали с вокзала, и Эренбург уступил им свою комнату. Он был «крестным отцом» вышедших в начале года в Берлине «Стихов к Блоку» и «Разлуки» и продолжал опекать Цветаеву в...
    3. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 2. 1923-й
    Входимость: 79. Размер: 140кб.
    Часть текста: Глава 2. 1923-й 1 Цветаевские места в окрестностях Праги очень живописны. Если сесть на электричку на Смиховском вокзале, дорога до Вшенор займет меньше получаса. Но красота за окнами начнется не сразу, а после Радотина. Вдали появятся гряды высоких темно-зеленых холмов, набегающих друг на друга; изредка прильнет почти вплотную к поезду мерцающий срез такого холма — и тогда окажется, что это, собственно, скала, густо поросшая на вершине деревьями. Но вот поезд с грохотом пересекает мост над широко разлившейся здесь речкой Бероункой. Она поблескивает в лучах утреннего солнца; плакучие ивы свисают над водой; рыбачья лодка замерла недалеко от берега. Сколько тут неба! Как подчеркнута даль то придвигающейся, то убегающей к горизонту грядой холмов! Один из берегов реки рядом с мостом круто переходит в склон, черепичные крыши домов нарядно краснеют среди густой зелени холма. Прага Проезжаем Черношице. Теперь смотрите внимательно в левое окно: скоро мелькнет на пригорке шпиль костела, он будет хорошо виден из вагона. Это и есть Горние Мокропсы. Так назывались эти места в то время, когда здесь жила Цветаева, — теперь это Вшеноры первые. От станции Вшеноры туда надо пройти ровно километр асфальтовой дорогой вдоль железнодорожного полотна — и потом подняться вверх. Вот и костел. Вокруг него — маленькое старинное кладбище. А сразу позади кладбища начинается улочка, которая ползет влево вверх еще выше; она называется по-чешски «В халупках». Вот туда нам и надо. Дом, в котором; жила М. Цветаева. Горние Мокропсы Пройдем несколько добротных каменных домов с красивыми ухоженными двориками....
    4. Кудрова Ирма: Дом на горе
    Входимость: 77. Размер: 113кб.
    Часть текста: прожила три года и три месяца. Три жизненных полосы сменили здесь одна другую. Первая — год жизни в местечке со смешным для русского уха названием Мокропсы — с августа 1922 года по август 1923 года. Вторая — в самой Праге, на Смихове, Шведская улица, № 1373, всего один сезон осени — зимы — весны 1923—1924 годов. Третью можно назвать вшенорской: во Вшенорах жила семья Цветаевой дольше всего, с конца лета 1924 года до самого отъезда Цветаевой с детьми во Францию, то есть до конца октября 1925 года. Правда, третий период вмел важный внутренний рубеж: рождение сына в феврале 1925 года резко изменило жизненный статус семьи, добавив к прежним трудностям множество новых. 1 Раскинувшиеся по обоим берегам речки Бероунки (притока Влтавы) Горные и Дольние Мокропсы, Иловищи, Вшеноры были в 1920—1921 годах облюбованы русскими эмигрантами, не имевшими средств снять жилье в Праге — оно было там баснословно дорого, да и найти его, даже по сумасшедшим ценам, было нелегко. Поселенцы и хозяева с трудом приживались друг к другу. Мешал не только языковой барьер. Русские с трудом приспосабливались к непривычной регламентированности жизненного уклада чехов: слишком много запретов и правил. Когда при расчете с хозяевами выяснялось, что надо отдельно платить за пользование хозяйской лампой или за сидение на клеенчатом диване, — это казалось диким. Но, в свою очередь, и русские в глазах чешских домовладельцев, привыкших сдавать пражанам свои комнатки на летнее время, были странным и несуразным племенем. Беспечным племенем, наделенным непонятной страстью чуть не всякий свободный вечер...
    5. Белкина Мария: Скрещение судеб. Безмерность в мире мер
    Входимость: 74. Размер: 123кб.
    Часть текста: семь, завтрак в счет не идет, завтракают кто когда, и каждый спешит, не задерживаясь, не расплескиваясь на разговоры, к себе в комнату, к рабочему столу. Комнаты малы, комнат мало, и хотя в каждую втиснуты и кровать, и диван, но чаще всего сюда, в Голицыно, приезжают в одиночку, без жен — работать. Конечно, бывают и исключения. К обеду в столовой за табльдотом собирается человек двенадцать-пятнадцать. Стол накрывают по-домашнему и суповую миску ставят на стол, когда все уже в сборе, и потому обитатели дома стараются не заставлять себя ждать. И ровно к означенному часу, скинув верхнюю одежду в маленькой и тесной передней, где стоит старое трюмо с подзеркальником, заваленным шапками, и вешалка горбится и скрипит под тяжестью шуб, — Марина Ивановна с Муром появляются в столовой. Он массивный, высокий, с маской высокомерия и даже надменности, за которой, быть может, он так старательно пытается скрыть свои всего лишь пятнадцать лет от роду. Она ему по плечо, нет, все-таки чуть выше, худая, нервная, «светлошерстая и даже весьма светлошерстая!..» Общий поклон, и они усаживаются на свои места. У каждого за столом свое место, своя салфетка в кольце. Кстати, тогда, в ту зиму, в Москве с возмущением говорили о недостойном поведении в голицынской столовой В. М....

    © 2000- NIV