• Приглашаем посетить наш сайт
    Мода (www.modnaya.ru)
  • Cлово "СТОЯТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: СТОЯЛА, СТОЯЛ, СТОЯТ, СТОИТ, СТОЮ

    1. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Поездка к Горькому встреча с Мариной
    Входимость: 54. Размер: 238кб.
    2. Белкина Мария: Скрещение судеб. Гляжу и вижу одно: конец
    Входимость: 33. Размер: 143кб.
    3. Новое упование (Анна де Ноай, перевод Марины Цветаевой). Часть третья
    Входимость: 23. Размер: 111кб.
    4. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Последнее о Марине
    Входимость: 21. Размер: 123кб.
    5. Миндлин Эм.: Из книги "Необыкновенные собеседники"
    Входимость: 20. Размер: 86кб.
    6. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 2. 1923-й
    Входимость: 19. Размер: 140кб.
    7. Мой Пушкин
    Входимость: 19. Размер: 83кб.
    8. Белкина Мария: Скрещение судеб. Мур
    Входимость: 19. Размер: 151кб.
    9. Эфрон Ариадна: Попытка записей о маме
    Входимость: 18. Размер: 62кб.
    10. Кудрова Ирма: Путь комет. Разоблаченная морока. Глава 5. Елабуга
    Входимость: 18. Размер: 138кб.
    11. Егорушка
    Входимость: 17. Размер: 106кб.
    12. Белкина Мария: Скрещение судеб. Меня все меньше
    Входимость: 17. Размер: 116кб.
    13. Кудрова Ирма: Гибель Марины Цветаевой. Елабуга
    Входимость: 16. Размер: 133кб.
    14. Царь-девица
    Входимость: 15. Размер: 133кб.
    15. Кудрова Ирма: Третья версия. Еще раз о последних днях Марины Цветаевой
    Входимость: 15. Размер: 115кб.
    16. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Молодость. Часть вторая. Москва. Глава 1. Снова с Мариной
    Входимость: 15. Размер: 58кб.
    17. Белкина Мария: Скрещение судеб. Перед лицом стылого окна
    Входимость: 14. Размер: 113кб.
    18. Белкина Мария: Скрещение судеб. В комнате Зоологического музея
    Входимость: 13. Размер: 80кб.
    19. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Сергей Яковлевич
    Входимость: 13. Размер: 156кб.
    20. Сводные тетради. Тетрадь первая. (Страница 10)
    Входимость: 12. Размер: 66кб.
    21. Белкина Мария: Скрещение судеб. Болшевское заточение
    Входимость: 12. Размер: 100кб.
    22. Фокин Павел: Цветаева без глянца (Ознакомительный фрагмент). Жилище
    Входимость: 12. Размер: 26кб.
    23. Чуковская Лидия: Предсмертие
    Входимость: 11. Размер: 64кб.
    24. Хакен Георг: Я вечности не приемлю (пьеса о Цветаевой). Действие второе
    Входимость: 11. Размер: 61кб.
    25. «Слово о Бальмонте»
    Входимость: 11. Размер: 23кб.
    26. Катаева-Лыткина Надежда: 145 дней после Парижа
    Входимость: 11. Размер: 48кб.
    27. Белкина Мария: Скрещение судеб. Где спят овеянные тайной особняки
    Входимость: 11. Размер: 39кб.
    28. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Только в огне пою!" (1919 — февраль 1921)
    Входимость: 11. Размер: 161кб.
    29. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Молодость. Часть вторая. Москва. Глава 2. Жизнь Марины. Наш дом. Лёра. Друзья. Драконна. Андрей
    Входимость: 11. Размер: 37кб.
    30. Повесть о Сонечке, часть 2 (страница 1)
    Входимость: 11. Размер: 52кб.
    31. Герой труда (записи о Валерии Брюсове). (Часть 2)
    Входимость: 11. Размер: 80кб.
    32. Отрывки из книги "Земные приметы"
    Входимость: 11. Размер: 43кб.
    33. Записная книжка № 10, 1923 г.
    Входимость: 10. Размер: 61кб.
    34. Записная книжка № 4, 1917—1918 гг.
    Входимость: 10. Размер: 83кб.
    35. Записная книжка № 7, 1919-1920 гг.
    Входимость: 10. Размер: 51кб.
    36. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Часть седьмая. Москва. Таруса. Глава 1. Дома. Маринина обида. Гимназия Потоцкой. Дружба с Галей Дьяконовой и Аней Калин. У Иловайских
    Входимость: 10. Размер: 26кб.
    37. Мать и музыка
    Входимость: 10. Размер: 58кб.
    38. Кудрова Ирма: Гибель Марины Цветаевой. Болшево
    Входимость: 10. Размер: 119кб.
    39. Воронин Леонид: "Услышать... для поэта — уже ответить"
    Входимость: 10. Размер: 91кб.
    40. Записная книжка № 5, 1918—1919 гг.
    Входимость: 10. Размер: 134кб.
    41. Записная книжка № 1, 1913—1914 гг. Страница 2
    Входимость: 10. Размер: 56кб.
    42. Записная книжка № 1, 1913—1914 гг. Страница 3
    Входимость: 9. Размер: 60кб.
    43. Белкина Мария: Скрещение судеб. По докладной секретаря
    Входимость: 9. Размер: 77кб.
    44. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Часть десятая. Юность. Москва. Крым. Москва. Глава 11. Приезд Бориса. Что такое Мессалина. Вызов на дуэль. Наш отъезд
    Входимость: 9. Размер: 21кб.
    45. Бояджиева Л.: Марина Цветаева. Неправильная любовь. "Еще меня любите, за то, что я умру"
    Входимость: 9. Размер: 56кб.
    46. Белкина Мария: Скрещение судеб. Расстояния, версты, мили
    Входимость: 9. Размер: 54кб.
    47. Новое упование (Анна де Ноай, перевод Марины Цветаевой)
    Входимость: 9. Размер: 134кб.
    48. «Пленный дух» (Моя встреча с Андреем Белым). (Часть 2)
    Входимость: 9. Размер: 70кб.
    49. Белкина Мария: Скрещение судеб. Алины университеты. Страница 3
    Входимость: 9. Размер: 71кб.
    50. Эфрон Сергей: Волшебница
    Входимость: 9. Размер: 48кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Поездка к Горькому встреча с Мариной
    Входимость: 54. Размер: 238кб.
    Часть текста: до того как я расскажу о нашей переписке – два слова о нем. Максим Горький! Это лицо знаешь с детства. Оно было -в тумане младенческих восприятий – неким первым впечатлением о какой-то новой и чудной, – о которой шумели взрослые, – жизни. Оно мне встает вместе с занавесом Художественного театра, с птицами Дикая утка и Чайка, черненькие дешевые открытки, с которых глядят вот эти самые, вот эти глаза, светло, широко, молодо, дерзко, под упрямым лбом с назад зачесанными волосами над раздвоенным лукавым носом, над воротом косоворотки. Все это плюс широкополая шляпа (на другой открытке) или плюс высокие сапоги (в портрете во весь рост). Где-то рядом стоят в памяти молодое лицо Скитальца, темная шевелюра Андреева, клочковатая седая борода Толстого, ибсеновские очки. Но это лицо родней. Отчего? Оттого,что мама так его любит? Оттого,что похож на мальчика? Озорной великан из сказки? В котором не великанье – главное, а великанье его озорство. Вот еще один – из тех, из богатырей моего детства, – Шаляпин! Сказочный голос – громче всех голосов на свете, это я знаю. И что в театре – волшебник: превращается во всех, в кого хочет. И даже они чем-то похожи: у обоих носы сходные, с лукавинкой у ноздрей. И оба они – «из...
    2. Белкина Мария: Скрещение судеб. Гляжу и вижу одно: конец
    Входимость: 33. Размер: 143кб.
    Часть текста: Марину Ивановну за переводом Гарсиа Лорки, убитого фашистами в Гренаде в 1936 году. Кто-то сказал, чтобы убить Поэта — его надо убить дважды. Сначала убить физически, потом убить его песни, убить память о нем. Последнее не удается ни одному тирану, как бы могуществен он ни был. Убили Лорку, убили Мандельштама, а они живут! ПОЭТА — убить нельзя! Но сколько существует способов, простейших и изощреннейших, которыми у поэтов отнимают жизнь… 26 июня в тетради Марины Ивановны есть запись: «Попробуем последнего Гарсиа Лорку»… а дальше — дальше чистые страницы, дальше никаких записей нет и не будет. Последнего Гарсиа Лорку она так и не «попробует». Еще в первые дни войны по инерции она продолжает переводить — потом все оборвется. Переводить больше не для кого, не для чего. Она лишается своего единственного заработка. Журналам не до переводов. Бумага идет на военно-патриотическую литературу, на брошюры, листовки, фронтовые газеты, которые печатаются в воинских частях. Номера журналов сдваиваются, а будут месяцы, когда они и вовсе не будут выходить. В издательствах все планы рушатся. Редакции пустеют. Я зашла в журнал «Знамя»; там оставался уже только Юра Севрук, милейший парень, он страдал, что его задерживают, он боялся опоздать на войну. Он не опоздает, он успеет и погибнет… Он тогда сказал: — Вот как получу повестку из военкомата, распущу машинисток, повешу замок на дверь и напишу: «Все ушли на фронт!» Такие записки были уже вывешены на дверях складов, баз, каких-то мелких учреждений: «Все ушли на фронт»… В самом начале...
    3. Новое упование (Анна де Ноай, перевод Марины Цветаевой). Часть третья
    Входимость: 23. Размер: 111кб.
    Часть текста: гостиная, выходившая на обсаженную деревьями улицу, наполнялась, несмотря на закрытые окна, запахами с воли: запахом ночи и тумана, к которому присоединялся еще привкус горячей каминной золы. И это напоминало Сабине каштаны, которые она, в детстве, клала в огонь и которые так же пахли. Она говорила Анри: - Теперь нам нужно было бы детей, чтоб они возле нас играли. Раньше она надеялась, что дружба с г-жой де Розэ будет ей поддержкой. Но г-жа де Розэ писала редко, и только короткие, простые письма. Доброта ее была в поступках. Все же Сабина была довольна. Так прошло несколько месяцев. Однажды утром к ней вошел муж и сказал: - Ты сегодня сделаешь для меня одну вещь. Представь себе, что к пяти у меня свидание с Филиппом Форбье, которого я должен попросить об одном одолжении. Но я почти ослеп от гриппа и никак не могу пойти. Пойди, пожалуйста, ты. - Господи, - ответила Сабина, - я уже и так устала, а теперь еще это! Нет, это невозможно. Я не знаю твоего друга, и он меня не знает, - что я ему скажу? - Ну, пожалуйста, - перебил Анри, - будь милой, это так просто. Ты скажешь ему, что я в отчаянии и что прошу его передать тебе рекомендательное письмо для брата Пьера Баланса, который хочет посетить берлинские университеты. - Нет, - еще раз ответила Сабина. Она капризничала, объясняла ему, что действительно устала за последнее время. Она сердилась. Но так как Анри, сжав руками голову, жаловался на боль и все еще настаивал, она обещала ему, что пойдет после пяти на это свидание и принесет письмо. Будучи до этого занята, она немного опоздала к Филиппу Форбье и всходила по лестнице недовольная и смущенная. Она подождала несколько секунд, потом ее ввели в жаркую, загроможденную комнату. Она...
    4. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Последнее о Марине
    Входимость: 21. Размер: 123кб.
    Часть текста: я смогла – поехать в город ее беды, что я там узнала и как собрала по каплям рассказы о ней – от людей, Марину без меня знавших. Я обошла всех, кого успела застать, и все тщательно записала. Лето 1943 года, в разгар войны, я была на Дальнем Востоке. Я пыталась сесть в поезд на станции Известковая. Но не смогла, вернулась назад. И вот тут мне дали письмо. Я давно не имела писем. Оно было от старшей сестры моей Лёры, маленькое письмо из Тарусы. Как я обрадовалась! Сперва об одном, о другом… Потом слова: «Муси, автора «Волшебного Фонаря», нет на свете. Сын ее где-то на Кавказе, с Союзом писателей». Я прочла, перечла – и в негодовании: «Вздор! Слух… Марина не могла умереть!» Не поверила! Все во мне – все живые силы, как мускул, напряглись против этой нелепой вести! Этого не могло быть! Теперь, когда она здесь, на родине, мы будем наконец вместе, – и теперь бы она вдруг – умерла? Просто Лёра от нее далеко, война, все в разброде, мало ли что выдумают! Я сложила письмо. Но тайная тревога терзала. Я стала писать всем, спрашивать. И пока все – до одного – молчали, я (судьба была по-своему милостива!) – двадцать дней, все более под гипнозом мысли, спрашивала у судьбы одно: Марина ходит по земле – или… Я глядела на траву, у нее спрашивала. Вертикаль – или… но я договорить не могла. Так я ждала обуха или избавления – двадцать дней. Если бы я могла наблюдать и думать в те двадцать дней, когда отрава сомнений понемногу проникала в меня, я бы, может быть, сама подготовила себя к той вести, которая, отбрасывая вертикальность Марины, не шла, как и в том сне за два года до этих дней в Хабаровске: в начале сентября 1941 года я ...
    5. Миндлин Эм.: Из книги "Необыкновенные собеседники"
    Входимость: 20. Размер: 86кб.
    Часть текста: блузе, и короткие волнистые волосы, и девическое выражение округлого лица, — все напоминает мне Марину Цветаеву такой, какой я встретил ее весной 1921 года в Москве. Она сказала, тряхнув головой и вынимая изо рта папиросу: «Ася мне писала о вас». Ася — ее сестра Анастасия Цветаева, автор двух книг: «Дым, дым и дым» и «Королевские размышления». В ту пору я был бездомен в Москве. По вечерам я приходил в «Домино» — кафе поэтов, и кто-нибудь из поэтов давал мне ночной приют в своем московском жилище. В ожидании, когда судьба ниспошлет мне «приютодавца», я просиживал стулья за пустыми столиками кафе «Домино», слушал стихи и споры, спорил и сам читал, сквозь стихотворный чад — в какую бы сторону ни смотрел! — видел писанные на стенах лики поэтов Брюсова, Кириллова, Бальмонта, чьи-то еще. На эстраде Вадим Шершеневич читал стихи из книги «Лошадь, как лошадь», а огромный (Портос из «Трех мушкетеров»!) Арго, с шарфом на шее, в невообразимо широкой блузе, с узловатой палкой в руках, стоял в кулисах и неутомимо острил. В втором зале (в него надо было взойти по двум ступенькам) за столиком у стены, спиной к эстрадному залу, в обществе дамы сидел Маяковский. Ему прислуживал сам хозяин буфета «папа Ройзман». Рукопись стихов Валерия Брюсова, посвященных «папе Ройзману» в рамке под стеклом висела над столиком, за которым ужинал Маяковский. Моим первым «приютодавцем» был поэт Николай Адуев. Он жил...

    © 2000- NIV