• Приглашаем посетить наш сайт
    Толстой (tolstoy-lit.ru)
  • Cлово "ПИСАТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ПИШУ, ПИШЕТ, ПИСАЛА, ПИСАЛ

    1. Белкина Мария: Скрещение судеб. Мур
    Входимость: 94. Размер: 151кб.
    2. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Поездка к Горькому встреча с Мариной
    Входимость: 78. Размер: 238кб.
    3. Белкина Мария: Скрещение судеб. Безмерность в мире мер
    Входимость: 57. Размер: 123кб.
    4. Белкина Мария: Скрещение судеб. Меня все меньше
    Входимость: 56. Размер: 116кб.
    5. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Чехия 1923-й
    Входимость: 53. Размер: 119кб.
    6. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Только в огне пою!" (1919 — февраль 1921)
    Входимость: 51. Размер: 161кб.
    7. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Последняя Москва (март 1921 — май 1922)
    Входимость: 49. Размер: 139кб.
    8. Белкина Мария: Скрещение судеб. Перед лицом стылого окна
    Входимость: 48. Размер: 113кб.
    9. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Оползающая глыба" (1928–1929)
    Входимость: 48. Размер: 102кб.
    10. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Звездный год" во Франции (ноябрь 1925 — 1926). Вандея и конец года
    Входимость: 46. Размер: 72кб.
    11. Поэт о критике
    Входимость: 45. Размер: 63кб.
    12. Белкина Мария: Скрещение судеб. Алины университеты. Страница 2
    Входимость: 45. Размер: 68кб.
    13. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 6. Кламар — Ванв
    Входимость: 44. Размер: 124кб.
    14. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Сергей Яковлевич
    Входимость: 44. Размер: 156кб.
    15. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. После России
    Входимость: 43. Размер: 111кб.
    16. Белкина Мария: Скрещение судеб. Болшевское заточение
    Входимость: 43. Размер: 100кб.
    17. Доля Николай: "Девочкой маленькой ты мне предстала неловкою…"
    Входимость: 43. Размер: 103кб.
    18. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Мой Пушкин
    Входимость: 41. Размер: 86кб.
    19. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Борис – Георгий – Барсик... – Мур!
    Входимость: 40. Размер: 83кб.
    20. Из записных книжек и тетрадей
    Входимость: 40. Размер: 96кб.
    21. Белкина Мария: Скрещение судеб. Гляжу и вижу одно: конец
    Входимость: 38. Размер: 143кб.
    22. Записная книжка № 8, 1920-1921 гг. Страница 6
    Входимость: 38. Размер: 57кб.
    23. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Пастернак
    Входимость: 36. Размер: 85кб.
    24. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Чехия 1925-й
    Входимость: 36. Размер: 70кб.
    25. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Последнее о Марине
    Входимость: 36. Размер: 123кб.
    26. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Крылатая душа поэта (1917–1918)
    Входимость: 35. Размер: 117кб.
    27. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Звездный год" во Франции (ноябрь 1925 — 1926). Париж
    Входимость: 34. Размер: 73кб.
    28. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 4. Поверх границ
    Входимость: 34. Размер: 64кб.
    29. Слоним Марк: О Марине Цветаевой
    Входимость: 33. Размер: 127кб.
    30. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Юность поэта (1912–1913)
    Входимость: 33. Размер: 62кб.
    31. Геворкян Татьяна: "Дарующий отлив" весны 1926 года
    Входимость: 33. Размер: 72кб.
    32. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. "Повесть о Сонечке" и два письма о гомоэротической любви
    Входимость: 32. Размер: 88кб.
    33. Записная книжка № 5, 1918—1919 гг.
    Входимость: 32. Размер: 134кб.
    34. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Сын
    Входимость: 30. Размер: 87кб.
    35. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 5. Медон
    Входимость: 30. Размер: 124кб.
    36. Белкина Мария: Скрещение судеб. По докладной секретаря
    Входимость: 29. Размер: 77кб.
    37. Белкина Мария: Скрещение судеб. Алины университеты. Страница 5
    Входимость: 29. Размер: 73кб.
    38. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Роднее бывшее — всего…" (1930–1936). 1936-й
    Входимость: 29. Размер: 52кб.
    39. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Смерть Ирины
    Входимость: 28. Размер: 64кб.
    40. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Роднее бывшее — всего…" (1930–1936). 1931-й
    Входимость: 28. Размер: 50кб.
    41. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Юность поэта (1914–1915)
    Входимость: 27. Размер: 77кб.
    42. Саакянц Анна: "Марина Цветаева"
    Входимость: 27. Размер: 76кб.
    43. Записная книжка № 7, 1919-1920 гг.
    Входимость: 27. Размер: 51кб.
    44. Записная книжка № 7, 1919-1920 гг. Страница 3
    Входимость: 27. Размер: 54кб.
    45. Анри Труайя. Марина Цветаева. XIII. Перемены в жизни Сергея
    Входимость: 27. Размер: 45кб.
    46. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Версты одного года (1916)
    Входимость: 27. Размер: 71кб.
    47. Записная книжка № 8, 1920-1921 гг. Страница 3
    Входимость: 27. Размер: 58кб.
    48. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Роднее бывшее — всего…" (1930–1936). 1934-й
    Входимость: 26. Размер: 65кб.
    49. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Пустыня 1927-го
    Входимость: 26. Размер: 50кб.
    50. Эфрон Ариадна: Моя мать Марина Цветаева. Пастернак
    Входимость: 26. Размер: 51кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Белкина Мария: Скрещение судеб. Мур
    Входимость: 94. Размер: 151кб.
    Часть текста: что она такая знаменитая…» А кто по письму Мура толкует — он писал с фронта: «Мертвых я видел в первый раз в жизни: до сих пор я отказывался смотреть на покойников, включая М. И.», а значит, и не хоронил, делают вывод! А если все же хоронил, но не смотрел?! Гроб могли вынести из усыпальницы закрытым, закрытым везли, закрытым опустили в могилу. Не было церковного отпевания, не было гражданской панихиды, просто закопали… А даже если и подняли крышку, он мог отойти, и его вполне можно понять… По сведениям Али, которые ей удалось собрать в «вольный» ее год — 1948-й, проведенный в Рязани, Марину Ивановну хоронили те немногие, кто приехал с нею из Москвы; были и мальчишки — и Мур, и Соколовский, и Сикорский, только, к сожалению, они ничего уже не помнили. А в дневнике Мура никаких подробностей нет, записано только, что похоронили Марину Ивановну 2 сентября. 3 сентября вечером, с трудом добыв билет, на битком набитом пароходишке Мур отбыл из Елабуги. Его попутчиком оказался Юрий Оснос, доцент ИФЛИ, который возвращался в Чистополь, где была его жена Жанна Гаузнер. 4-го [115] ранним утром был Чистополь. Выгрузили вещи. Оснос...
    2. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Поездка к Горькому встреча с Мариной
    Входимость: 78. Размер: 238кб.
    Часть текста: шумели взрослые, – жизни. Оно мне встает вместе с занавесом Художественного театра, с птицами Дикая утка и Чайка, черненькие дешевые открытки, с которых глядят вот эти самые, вот эти глаза, светло, широко, молодо, дерзко, под упрямым лбом с назад зачесанными волосами над раздвоенным лукавым носом, над воротом косоворотки. Все это плюс широкополая шляпа (на другой открытке) или плюс высокие сапоги (в портрете во весь рост). Где-то рядом стоят в памяти молодое лицо Скитальца, темная шевелюра Андреева, клочковатая седая борода Толстого, ибсеновские очки. Но это лицо родней. Отчего? Оттого,что мама так его любит? Оттого,что похож на мальчика? Озорной великан из сказки? В котором не великанье – главное, а великанье его озорство. Вот еще один – из тех, из богатырей моего детства, – Шаляпин! Сказочный голос – громче всех голосов на свете, это я знаю. И что в театре – волшебник: превращается во всех, в кого хочет. И даже они чем-то похожи: у обоих носы сходные, с лукавинкой у ноздрей. И оба они – «из народа». У обоих – дерзкие глаза. (Так Муся глядит, когда сердится.) Да… И все-таки – Горький роднее...
    3. Белкина Мария: Скрещение судеб. Безмерность в мире мер
    Входимость: 57. Размер: 123кб.
    Часть текста: не расплескиваясь на разговоры, к себе в комнату, к рабочему столу. Комнаты малы, комнат мало, и хотя в каждую втиснуты и кровать, и диван, но чаще всего сюда, в Голицыно, приезжают в одиночку, без жен — работать. Конечно, бывают и исключения. К обеду в столовой за табльдотом собирается человек двенадцать-пятнадцать. Стол накрывают по-домашнему и суповую миску ставят на стол, когда все уже в сборе, и потому обитатели дома стараются не заставлять себя ждать. И ровно к означенному часу, скинув верхнюю одежду в маленькой и тесной передней, где стоит старое трюмо с подзеркальником, заваленным шапками, и вешалка горбится и скрипит под тяжестью шуб, — Марина Ивановна с Муром появляются в столовой. Он массивный, высокий, с маской высокомерия и даже надменности, за которой, быть может, он так старательно пытается скрыть свои всего лишь пятнадцать лет от роду. Она ему по плечо, нет, все-таки чуть выше, худая, нервная, «светлошерстая и даже весьма светлошерстая!..» Общий поклон, и они усаживаются на свои места. У каждого за столом свое место, своя салфетка в кольце. Кстати, тогда, в ту зиму, в Москве с возмущением говорили о недостойном поведении в голицынской столовой В. М. Волькенштейна. Он был драматургом, театральным деятелем. Марина Ивановна знала его еще в предреволюционные годы, он ...
    4. Белкина Мария: Скрещение судеб. Меня все меньше
    Входимость: 56. Размер: 116кб.
    Часть текста: с которым она весной гуляла в Голицыно, написал 19 ноября, и, стало быть, уже в декабре, в начале или середине, ей становится известно об этой рецензии. 25 декабря есть запись в ее тетради: «Иду в Интернациональную, в коридоре… встречаю Живова — мил, сердечен — чуть ли не плачу. — «Вас все так любят. Неужели это — только слова?» И в ответ на мой рассказ, что моя книга в Гослитиздате зарезана, словом (Зелинского, я всегда за авторство) формализм : — У меня есть все Ваши книги, — наверное, больше, чем у Вас, и я объявляю, что у Вас с самого начала до нынешних дней не было и нет ни одной строки, которая бы не была продиктована… (Я: — Внутренней необходимостью) — какой-нибудь мыслью или чувством. Вот — аттестация читателя». Марина Ивановна не очень-то верила, что книга ее стихов будет напечатана, и все же, должно быть, надежда теплилась… Такой успех был у нее в среде литераторов, так все восторгаются ее стихами, ее талантом, она завалена переводами, переводы появляются уже в печати, даже по радио читают переведенные ею стихи, у нее столько доброжелателей, да и тот же Зелинский там, в Голицыно, в марте, когда он разгребает в снегу не дорожку, а «целую дорогу весны» и гуляет с Мариной Ивановной и Муром, и навещает Мура, когда Мур болен, и приносит ему газеты, книги — «мой голицынский друг критик Зелинский», — говорит о нем Мур — там, в Голицыно, Зелинский, наверное, пел со всеми в унисон — это ведь его ни к чему не обязывало!.. Марина Ивановна не знала, что его зовут заглазно не Корнелий Люцианович Зелинский, а Корнелий Подлюцианович Вазелинский за его поведение в литературе, за кошачьи его повадки, за желание всех обольстить… Рецензию Зелинского, быть может, в издательстве Марине Ивановне и не показали, щадя ее, а только на словах пересказали....
    5. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Чехия 1923-й
    Входимость: 53. Размер: 119кб.
    Часть текста: набело. Теперь весь январь она работала над статьей о "Родине", которую назвала "Кедр. Апология". Волконский для Цветаевой — не просто автор близкой ее сердцу книги. Он — Вергилий, поводырь в удушливом лабиринте жизни, в угнетающем ее быте, высвободитель, "катализатор" духовности. "Если ты только не на острове, что вокруг тебя не искажено? Само понятие общежитие уже искажение понятия жизнь: человек задуман один. Где двое — там ложь. Противуставлять этой тысячегрудой, тысячеголовой людской лжи одинокую человеческую правду, — какая задача!" Книга Волконского — повод к высказываниям Цветаевой об идеальной человеческой сущности. Тема эта для нее безгранична, и упреки, которые она слышала не раз от обывателей, в том, что пишет о Волконском, словно о Гёте, — нелепы. В ее "апологии" разбросаны драгоценные мысли, вдохновленные книгой Волконского. Так, его слова о том, что он никогда не ощущал своего возраста, пробуждают дальнейшие размышления, которые выливаются в сформулированный закон: "Отсутствие ребяческого в детстве, продленное детство в юности, и, наконец, бессрочно-продленная юность. Нет, здесь с возрастом, действительно, не ладно. Но "ладен" ли сам возраст? Нет, возраст не ладен, и вот почему: дух — вне возраста, годами считают лишь тело". (А разве сама Марина Цветаева, расставшись с юностью, не приобрела, взамен возрастной мало-духовности, вневозрастную духовность? И не об этом ли — ее "Сивилла"?) Так поэт, еще недавно — нуждающийся в учителе ("Ученик"), перевоплощается в одинокого умудренного Летописца, Толкователя… Час ученичества! Но зрим и ведом Другой нам свет, — еще заря зажглась. Благословен ему идущий следом Ты — одиночества верховный час! Этот "верховный час", растянутый на многие часы, дни, годы жизни, — уже наступил. А ведь Марине Ивановне только тридцать...

    © 2000- NIV