• Приглашаем посетить наш сайт
    Булгаков (bulgakov.lit-info.ru)
  • Cлово "ИМЯ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ИМЕНИ, ИМЕНЕМ, ИМЕНА, ИМЕНАМИ

    1. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 2. "Я и мир" (1913–1916). "Последний год старого мира"
    Входимость: 83. Размер: 64кб.
    2. Воронин Леонид: "Услышать... для поэта — уже ответить"
    Входимость: 50. Размер: 91кб.
    3. Рядчикова Е. Н., Ахмадеева С. А.: Аппликативная метафора как особенность идиостиля Марины Цветаевой
    Входимость: 28. Размер: 113кб.
    4. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 8. Капкан
    Входимость: 27. Размер: 72кб.
    5. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 5. Уединение (1926–1941). "Самое крупное имя"
    Входимость: 19. Размер: 73кб.
    6. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Последнее о Марине
    Входимость: 18. Размер: 123кб.
    7. Бродский И. А.: Об одном стихотворении
    Входимость: 17. Размер: 118кб.
    8. Герой труда (записи о Валерии Брюсове). (Часть 2)
    Входимость: 17. Размер: 80кб.
    9. Кудрова Ирма: Гибель Марины Цветаевой. Лубянка
    Входимость: 16. Размер: 113кб.
    10. Кудрова Ирма: Гибель Марины Цветаевой. Елабуга
    Входимость: 15. Размер: 133кб.
    11. Записная книжка № 3, 1916—1918 гг.
    Входимость: 15. Размер: 82кб.
    12. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Москва меня не вмещает" (июнь — декабрь 1940)
    Входимость: 15. Размер: 61кб.
    13. Кудрова Ирма: Путь комет. Разоблаченная морока. Глава 4. В Бедламе нелюдей
    Входимость: 14. Размер: 62кб.
    14. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Сергей Яковлевич
    Входимость: 14. Размер: 156кб.
    15. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 5. Уединение (1926–1941). Эпос
    Входимость: 13. Размер: 84кб.
    16. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. "Подруга" или "Ошибка"?
    Входимость: 13. Размер: 68кб.
    17. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Только в огне пою!" (1919 — февраль 1921)
    Входимость: 13. Размер: 161кб.
    18. Кудрова Ирма: Третья версия. Еще раз о последних днях Марины Цветаевой
    Входимость: 13. Размер: 115кб.
    19. Стихи к Блоку
    Входимость: 12. Размер: 9кб.
    20. Миндлин Эм.: Из книги "Необыкновенные собеседники"
    Входимость: 12. Размер: 86кб.
    21. Белкина Мария: Скрещение судеб. Алины университеты. Страница 5
    Входимость: 12. Размер: 73кб.
    22. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Последняя Москва (март 1921 — май 1922)
    Входимость: 12. Размер: 139кб.
    23. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 3. Триумф и отторжение
    Входимость: 12. Размер: 81кб.
    24. Живое о живом (Волошин)
    Входимость: 11. Размер: 59кб.
    25. Геворкян Татьяна: "Дарующий отлив" весны 1926 года
    Входимость: 11. Размер: 72кб.
    26. «Эпос и лирика современной России»
    Входимость: 11. Размер: 54кб.
    27. Дом у Старого Пимена
    Входимость: 11. Размер: 97кб.
    28. Поэт о критике
    Входимость: 11. Размер: 63кб.
    29. Наталья Гончарова. (Страница 3)
    Входимость: 11. Размер: 50кб.
    30. Кудрова Ирма: Гибель Марины Цветаевой. Болшево
    Входимость: 11. Размер: 119кб.
    31. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Версты одного года (1916)
    Входимость: 11. Размер: 71кб.
    32. Кудрова Ирма: Поговорим о странностях любви: Марина Цветаева
    Входимость: 11. Размер: 71кб.
    33. Записная книжка № 6, 1919 г. Страница 3
    Входимость: 11. Размер: 63кб.
    34. Кудрова Ирма: Путь комет. Разоблаченная морока. Глава 5. Елабуга
    Входимость: 11. Размер: 138кб.
    35. Записная книжка № 10, 1923 г.
    Входимость: 10. Размер: 61кб.
    36. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 4. Поверх границ
    Входимость: 10. Размер: 64кб.
    37. Белкина Мария: Скрещение судеб. Алины университеты. Страница 6
    Входимость: 10. Размер: 61кб.
    38. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Борис – Георгий – Барсик... – Мур!
    Входимость: 10. Размер: 83кб.
    39. Белкина Мария: Скрещение судеб. Алины университеты. Страница 1
    Входимость: 10. Размер: 68кб.
    40. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 4. Эвридика (1922–1926). "Поэзия Умыслов"
    Входимость: 10. Размер: 126кб.
    41. Геворкян Татьяна: Несколько холодных великолепий о Москве (Марина Цветаева и Осип Мандельштам)
    Входимость: 10. Размер: 85кб.
    42. Из записных книжек и тетрадей
    Входимость: 9. Размер: 96кб.
    43. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Поездка к Горькому встреча с Мариной
    Входимость: 9. Размер: 238кб.
    44. «Поэт и время»
    Входимость: 9. Размер: 38кб.
    45. Сводные тетради. Тетрадь первая
    Входимость: 9. Размер: 52кб.
    46. Анри Труайя. Марина Цветаева. III. Дебют в поэзии – дебют в любви
    Входимость: 9. Размер: 36кб.
    47. Сводные тетради. Тетрадь первая. (Страница 7)
    Входимость: 9. Размер: 41кб.
    48. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 5. Медон
    Входимость: 9. Размер: 124кб.
    49. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. "Повесть о Сонечке" и два письма о гомоэротической любви
    Входимость: 9. Размер: 88кб.
    50. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 5. Уединение (1926–1941). Поэт и время
    Входимость: 8. Размер: 75кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 2. "Я и мир" (1913–1916). "Последний год старого мира"
    Входимость: 83. Размер: 64кб.
    Часть текста: В 1920 году, когда Цветаевой понадобится разделить стихи 1910‐х годов на книги, именно здесь она проведет черту под периодом своего поэтического взросления, совместив ее с хронологической границей года. Если же взглянуть в целом на то, как Цветаева делит стихи 1913–1920 годов на сборники, то нетрудно заметить, что именно срединный отрезок поэтического пути, целиком укладывающийся в хронологические рамки 1916 года, является организующим звеном в этом разделении. Иначе говоря, Цветаева делит стихи на три части: написанные в 1916 году, написанные до 1916 года и написанные после 1916 года. О смысле такого членения нетрудно догадаться: в 1920 году ей хочется отделить от всего, что было до и после, стихи того "последнего года старого мира", символический ореол которого уже навсегда витает над всем, написанным тогда. Не случайно, выбирая название для сборника стихов 1916 года, Цветаева надолго задержится на варианте "Китеж-град"137. В таком названии мотивы выделения стихов 1916 года в самостоятельный сборник предельно эксплицированы: автор преподносит запечатленный им облик России и ее жителей (включая себя) как облик канувшего в небытие легендарного града Китежа, которого уже нигде, кроме этих стихов, не найти. О том, что такое толкование своих стихов 1916 года навсегда останется для Цветаевой важным, свидетельствуют слова, сказанные ею два десятилетия спустя по поводу тематически центрального цикла этого сборника – "Стихи о Москве": Да, я в 1916 году первая тáк сказала Москву. (И пока что последняя, кажется.) И этим счастлива и горда, ибо это была Москва – последнего часа и раза. На прощанье . "Там Иверское сердце – Червонное, горит". И будет гореть – вечно. Эти стихи были – пророческие. Перечтите их и не забудьте даты (СС7, 408). Тем не менее Цветаева отказывается...
    2. Воронин Леонид: "Услышать... для поэта — уже ответить"
    Входимость: 50. Размер: 91кб.
    Часть текста: «Литературной газеты» было напечатано постановление президиума правления Союза советских писателей «О книге поэта В. Луговского», где говорилось: «... поэт Вл. Луговской допустил крупную ошибку, некритически подходя к переизданию старых своих произведений». Такая «некритичность» — утверждалось в постановлении — проявилась в том, что в сборники избранных стихов поэта, вышедшие в 1935 году, «оказались включенными стихотворения, политически вредные». Разговоры о «политической вредности» стали в приснопамятном 37-м году привычным разоблачительным штампом, когда на предмет лояльности в писательской среде высвечивались, казалось бы, безупречные репутации. Такой репутацией обладал Владимир Луговской, аттестовавший себя в те годы «политпросветчиком, солдатом и поэтом». Он искренне заявлял о преданности новой эпохе, готов был влиться в революционные массы, безоглядно раствориться в них. Звонко и задорно прозвучала в конце 20-х годов его декларация: «Хочу позабыть свое имя и званье,/На номер, на литер, на кличку сменять». Думал ли молодой тогда поэт, что эта декларация странным образом обернется для его сограждан реальными номерами и кличками в лагерях ГУЛАГа?.. И вот теперь — по иронии судьбы — он и в самом деле должен был отстаивать свое право на «имя и званье», когда под прицелом бдительной критики оказались его крамольные стихи. В обвинительном постановлении Союза писателей вспоминалось прежде всего стихотворение «Дорога» из первой книги Луговского...
    3. Рядчикова Е. Н., Ахмадеева С. А.: Аппликативная метафора как особенность идиостиля Марины Цветаевой
    Входимость: 28. Размер: 113кб.
    Часть текста: синтаксическим конструкциям и др. Слово в цветаевском тексте «живет» в неразрывном смысловом единстве с другими словами, «обрастая» новыми смыслами, обусловленными поэтическим мировосприятием автора. Эти смыслы проявляются не только в ближайшем словесном окружении, но и в контексте всего произведения — и шире — всего творчества М. И. Цветаевой, поскольку слово «концентрирует в себе личностные ценности, становится символом мировосприятия автора» (52. С. 9), привнося в высказывание имплицитные личностные смыслы, расширяющие его семантические рамки. Языковые преобразования М. И. Цветаевой обусловлены мыслью, чувством и смыслом («новая сущность — новая форма» (М. И. Цветаева)), сменой выразительных средств языка, связанной с общеязыковыми тенденциями: углублением имплицитности, усилением субъективности и выразительности, расчлененной подачей информации (в синтаксисе). Особенно пристальное внимание исследователей-лингвистов привлекают семантика и синтаксис поэтических произведений М. И. Цветаевой, представляющие смысловое целое. Среди синтактико-семантических преобразующих единств особо выделяем создание и функционирование аппликативных конструкций (конструкций с синтаксической аппликацией (СА), содержащих грамматические, функционально-синтаксические, логические преобразования (описаны Е. Н. Рядчиковой); аппликативных метафор (АМт)). Это обусловлено особенностями языковой личности поэта, в частности — ее умением строить прозаический текст по...
    4. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 8. Капкан
    Входимость: 27. Размер: 72кб.
    Часть текста: бывший редактор толстого дореволюционного журнала «Русское богатство», известная публицистка Е. Д. Кускова, ее муж экономист С. Н. Прокопович и писатель М. А. Осоргин. Свои идеи они выдвинули в связи с истекшим официальным сроком трехлетнего изгнания из СССР в 1922 году известной группы писателей, ученых и общественных деятелей. Роман Гуль в книге «Я унес Россию» привел убедительные свидетельства того, что уже это выступление первых «возвращенцев» было искусно инициировано Дзержинским — через Екатерину Пешкову, возглавлявшую в эти годы Красный крест, которой все доверяли и которая сама с простодушным доверием попалась на удочку. Ей и в голову не могло прийти, что все затеяно вовсе не ради возвращения высланных, а ради внесения смуты в умы и сердца эмигрантов и дробления русской эмиграции. План ГПУ удался: резкие обвинения обрушились на головы злополучных публицистов с первых же их «возвращенческих» публикаций. На этой волне и был создан «Союз возвращения». С самого начала он был связан с советскими организациями во Франции. Но только в тридцатых годах обрел заметный авторитет. К середине тридцатых деятельность его получила широкую известность в эмигрантских кругах. С 1932-го по 1937 год председателем «Союза» был Е. В. Ларин. В тридцать седьмом...
    5. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 5. Уединение (1926–1941). "Самое крупное имя"
    Входимость: 19. Размер: 73кб.
    Часть текста: в серьезный творческий кризис и имела все основания тяготиться шумом собственной славы; когда ее имя сделалось мишенью газетно-журнальных полемик, испытывавших на прочность только что завоеванную репутацию, в ее жизни и в ее тетрадях уже совершались события бесконечно далекие тому, что яростно обсуждалось на страницах периодической печати представителями различных литературно-политических лагерей. Сопровождавшие переезд в Париж усилия Цветаевой по завоеванию внимания эмигрантского литературного сообщества увенчались успехом. Яркое свидетельство этому оставил Модест Гофман, так описывавший первый цветаевский вечер в Париже: 6‐го февраля в Париже, в помещении клуба молодых поэтов, состоялся вечер Марины Цветаевой. Еще недавно считавшаяся среди вторых имен, полуимен современной поэзии, Марина Цветаева стала за последнее время не только одним из самых крупных имен, но бесспорно самым крупным именем. Ее вечер является лишним подтверждением ее мгновенно возросшей популярности, ее модности: за четыре года в Париже мне еще не удавалось видеть такого множества народу, такой толпы, которая пришла бы послушать современного поэта; еще задолго до начала вечера не только большое помещение капеллы и хоры были переполнены, но и в проходах происходила такая давка, что невозможно было продвигаться359. Менее доброжелательный, но признававший, что "победителей не судят", Георгий Адамович свидетельствовал, что ""принимали" поэтессу восторженно" и что "под конец ей, как Шаляпину, кричали, что читать, и она улыбаясь исполняла заказы"360. Это прежде всего означало, что поэзия Цветаевой сделалась достаточно известной, – как, впрочем, и то, что вечер был действительно хорошо подготовлен. Успех вечера открывал ей "зеленую улицу" в устройстве своих литературных дел в Париже. Ему же Цветаева была обязана тем, что ее имя замелькало на страницах...

    © 2000- NIV