• Приглашаем посетить наш сайт
    Культура (www.niv.ru)
  • Cлово "ГОВОРИТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ГОВОРИЛА, ГОВОРЯТ, ГОВОРИТ, ГОВОРЮ

    1. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Поездка к Горькому встреча с Мариной
    Входимость: 110. Размер: 238кб.
    2. Белкина Мария: Скрещение судеб. Мур
    Входимость: 72. Размер: 151кб.
    3. Белкина Мария: Скрещение судеб. Меня все меньше
    Входимость: 69. Размер: 116кб.
    4. Новое упование (Анна де Ноай, перевод Марины Цветаевой)
    Входимость: 68. Размер: 134кб.
    5. Белкина Мария: Скрещение судеб. Гляжу и вижу одно: конец
    Входимость: 64. Размер: 143кб.
    6. Новое упование (Анна де Ноай, перевод Марины Цветаевой). Часть третья
    Входимость: 63. Размер: 111кб.
    7. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Сергей Яковлевич
    Входимость: 55. Размер: 156кб.
    8. Слоним Марк: О Марине Цветаевой
    Входимость: 53. Размер: 127кб.
    9. Шенталинский Виталий: Марина, Ариадна, Сергей (глава из книги В. Шенталинского "Рабы свободы. Книга вторая")
    Входимость: 51. Размер: 117кб.
    10. Белкина Мария: Скрещение судеб. Перед лицом стылого окна
    Входимость: 50. Размер: 113кб.
    11. Белкина Мария: Скрещение судеб. Алины университеты. Страница 2
    Входимость: 45. Размер: 68кб.
    12. Записная книжка № 1, 1913—1914 гг. Страница 3
    Входимость: 44. Размер: 60кб.
    13. Белкина Мария: Скрещение судеб. Алины университеты. Страница 1
    Входимость: 44. Размер: 68кб.
    14. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Последнее о Марине
    Входимость: 41. Размер: 123кб.
    15. Записная книжка № 4, 1917—1918 гг.
    Входимость: 39. Размер: 83кб.
    16. Белкина Мария: Скрещение судеб. Алины университеты. Страница 5
    Входимость: 39. Размер: 73кб.
    17. Кудрова Ирма: Гибель Марины Цветаевой. Елабуга
    Входимость: 39. Размер: 133кб.
    18. Кудрова Ирма: Путь комет. Разоблаченная морока. Глава 5. Елабуга
    Входимость: 39. Размер: 138кб.
    19. Кудрова Ирма: Гибель Марины Цветаевой. Лубянка
    Входимость: 39. Размер: 113кб.
    20. Записная книжка № 5, 1918—1919 гг.
    Входимость: 36. Размер: 134кб.
    21. Новое упование (Анна де Ноай, перевод Марины Цветаевой). Часть вторая
    Входимость: 35. Размер: 54кб.
    22. Белкина Мария: Скрещение судеб. Безмерность в мире мер
    Входимость: 35. Размер: 123кб.
    23. Из записных книжек и тетрадей
    Входимость: 34. Размер: 96кб.
    24. Кудрова Ирма: Третья версия. Еще раз о последних днях Марины Цветаевой
    Входимость: 31. Размер: 115кб.
    25. Записная книжка № 6, 1919 г. Страница 4
    Входимость: 30. Размер: 63кб.
    26. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 6. Кламар — Ванв
    Входимость: 29. Размер: 124кб.
    27. Мой Пушкин
    Входимость: 29. Размер: 83кб.
    28. Белкина Мария: Скрещение судеб. Алины университеты. Страница 6
    Входимость: 28. Размер: 61кб.
    29. Эфрон Ариадна: Попытка записей о маме
    Входимость: 28. Размер: 62кб.
    30. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Только в огне пою!" (1919 — февраль 1921)
    Входимость: 27. Размер: 161кб.
    31. Белкина Мария: Скрещение судеб. Никогда рядом
    Входимость: 27. Размер: 45кб.
    32. Эфрон Сергей: Волшебница
    Входимость: 27. Размер: 48кб.
    33. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 2. 1923-й
    Входимость: 26. Размер: 140кб.
    34. Белкина Мария: Скрещение судеб. Расстояния, версты, мили
    Входимость: 26. Размер: 54кб.
    35. Кудрова Ирма: Дом на горе
    Входимость: 26. Размер: 113кб.
    36. «Поэты с историей и поэты без истории»
    Входимость: 26. Размер: 80кб.
    37. «Эпос и лирика современной России»
    Входимость: 25. Размер: 54кб.
    38. Белкина Мария: Скрещение судеб. Болшевское заточение
    Входимость: 25. Размер: 100кб.
    39. Записная книжка № 8, 1920-1921 гг. Страница 2
    Входимость: 25. Размер: 66кб.
    40. Записная книжка № 2, 1914—1916 гг.
    Входимость: 25. Размер: 87кб.
    41. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Молодость. Часть вторая. Москва. Глава 1. Снова с Мариной
    Входимость: 24. Размер: 58кб.
    42. Дом у Старого Пимена
    Входимость: 24. Размер: 97кб.
    43. Геворкян Татьяна: Несколько холодных великолепий о Москве (Марина Цветаева и Осип Мандельштам)
    Входимость: 24. Размер: 85кб.
    44. Записная книжка № 1, 1913—1914 гг.
    Входимость: 23. Размер: 57кб.
    45. Кудрова Ирма: Гибель Марины Цветаевой. Приложение II
    Входимость: 23. Размер: 49кб.
    46. Кудрова Ирма: Поговорим о странностях любви: Марина Цветаева
    Входимость: 23. Размер: 71кб.
    47. «Пленный дух» (Моя встреча с Андреем Белым). (Часть 2)
    Входимость: 23. Размер: 70кб.
    48. Доля Николай: "Любовная любовь — ловушка души"
    Входимость: 23. Размер: 97кб.
    49. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Сын
    Входимость: 23. Размер: 87кб.
    50. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Чехия 1923-й
    Входимость: 23. Размер: 119кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Поездка к Горькому встреча с Мариной
    Входимость: 110. Размер: 238кб.
    Часть текста: о нашей переписке – два слова о нем. Максим Горький! Это лицо знаешь с детства. Оно было -в тумане младенческих восприятий – неким первым впечатлением о какой-то новой и чудной, – о которой шумели взрослые, – жизни. Оно мне встает вместе с занавесом Художественного театра, с птицами Дикая утка и Чайка, черненькие дешевые открытки, с которых глядят вот эти самые, вот эти глаза, светло, широко, молодо, дерзко, под упрямым лбом с назад зачесанными волосами над раздвоенным лукавым носом, над воротом косоворотки. Все это плюс широкополая шляпа (на другой открытке) или плюс высокие сапоги (в портрете во весь рост). Где-то рядом стоят в памяти молодое лицо Скитальца, темная шевелюра Андреева, клочковатая седая борода Толстого, ибсеновские очки. Но это лицо родней. Отчего? Оттого,что мама так его любит? Оттого,что похож на мальчика? Озорной великан из сказки? В котором не великанье – главное, а великанье его озорство. Вот еще один – из тех, из богатырей моего детства, – Шаляпин! Сказочный голос – громче всех голосов на свете, это я знаю. И что в театре – волшебник: превращается во всех, в кого хочет. И даже они чем-то похожи: у обоих носы сходные, с лукавинкой у ноздрей. И оба они – «из народа». У обоих – дерзкие глаза. (Так Муся глядит, когда сердится.) Да… И все-таки – Горький роднее Шаляпина. Оттого ли,что мама нам читала «Челкаш»? Что мама больше говорит о Горьком, чем о Шаляпине? Пытаюсь понять – сейчас, шесть десятилетий спустя. Не шаляпинская разудалость плеч,...
    2. Белкина Мария: Скрещение судеб. Мур
    Входимость: 72. Размер: 151кб.
    Часть текста: же хоронил, но не смотрел?! Гроб могли вынести из усыпальницы закрытым, закрытым везли, закрытым опустили в могилу. Не было церковного отпевания, не было гражданской панихиды, просто закопали… А даже если и подняли крышку, он мог отойти, и его вполне можно понять… По сведениям Али, которые ей удалось собрать в «вольный» ее год — 1948-й, проведенный в Рязани, Марину Ивановну хоронили те немногие, кто приехал с нею из Москвы; были и мальчишки — и Мур, и Соколовский, и Сикорский, только, к сожалению, они ничего уже не помнили. А в дневнике Мура никаких подробностей нет, записано только, что похоронили Марину Ивановну 2 сентября. 3 сентября вечером, с трудом добыв билет, на битком набитом пароходишке Мур отбыл из Елабуги. Его попутчиком оказался Юрий Оснос, доцент ИФЛИ, который возвращался в Чистополь, где была его жена Жанна Гаузнер. 4-го [115] ранним утром был Чистополь. Выгрузили вещи. Оснос повел Мура к себе домой, где его накормили завтраком, и уже от Осносов он отправился к Асееву. По словам Мура, записанным в дневнике: «Асеев был совершенно потрясен известием о смерти М. И., сейчас же...
    3. Белкина Мария: Скрещение судеб. Меня все меньше
    Входимость: 69. Размер: 116кб.
    Часть текста: принесенная, вызовет энтузиазм присутствующих, но Мур наговорится вдосталь по-французски о Париже, о том Париже, из которого когда-то он так стремился сюда, в Москву… А для Марины Ивановны 1941 год — последний. И начнется этот год сразу с неприятности. Правда, еще в конце старого года ей был преподнесен «новогодний подарок» — рецензию на ее книгу написал Корнелий Зелинский, тот, с которым она весной гуляла в Голицыно, написал 19 ноября, и, стало быть, уже в декабре, в начале или середине, ей становится известно об этой рецензии. 25 декабря есть запись в ее тетради: «Иду в Интернациональную, в коридоре… встречаю Живова — мил, сердечен — чуть ли не плачу. — «Вас все так любят. Неужели это — только слова?» И в ответ на мой рассказ, что моя книга в Гослитиздате зарезана, словом (Зелинского, я всегда за авторство) формализм : — У меня есть все Ваши книги, — наверное, больше, чем у Вас, и я объявляю, что у Вас с самого начала до нынешних дней не было и нет ни одной строки, которая бы не была продиктована… (Я: — Внутренней необходимостью) — какой-нибудь мыслью или чувством. Вот — аттестация читателя». Марина Ивановна не очень-то верила, что книга ее стихов будет напечатана, и все же, должно быть, надежда теплилась… Такой успех был у нее в среде литераторов, так все восторгаются ее стихами, ее талантом, она завалена переводами, переводы появляются уже в печати, даже по радио читают переведенные ею стихи, у нее столько...
    4. Новое упование (Анна де Ноай, перевод Марины Цветаевой)
    Входимость: 68. Размер: 134кб.
    Часть текста: времени подметал этот уголок Мюэтты и Пасси, этот провинциальный вход в Булонский лес. В прекрасной обнаженности дороги, мимо изгороди из голого кустарника проходили две женщины, - шли и возвращались, пробегая и возобновляя все тот же милый, привычный путь. Одна из них, казалось, вдыхала этот снеговой воздух с жадностью, словно утоляя в нем какую-то глубокую жажду; в спокойном взгляде другой сказывалась душа более узкая и ровная. Несмотря на то что они с полуслова понимали друг друга, несмотря на непринужденность молчания и дружеской рассеянности, видно было, что они - не одной крови. Та, что была повыше, - лет двадцати трех-двадцати четырех с виду, и которую другая называла Сабиной, была тонкая и длинная, с шелковистым и бледным лицом, нежными, тяжело-черными волосами и глазами сумрачными, горящими и ускользающими, их перламутр вокруг зрачков был цвета голубых лун. Горячность глаз юной женщины придавала теплый вид всему ее телу. Девушка, сопровождавшая ее, лет двадцати на вид, была Мария де Фонтенэ, сестра ее мужа. Она тоже была хорошенькая: светлое лицо, легкие каштановые волосы, нежные рот и улыбка. Ее простой и робкий взгляд выдавал застенчивость. Слегка утомленные прогулкой, они сели на скамейку и стали смотреть прямо перед собой. Дыхание легким облаком вылетало из их вуалей. Они с удовольствием рассматривали поля Мюэтты, которую любили. На мертвенных лужайках опустошенные вилообразные деревья вонзались в небо. Узкие розетки из маленьких растений, напоминающих петли, приклеились с несколькими травками к голой мерзлой земле. Кое-где, как теплое белое дыхание, поднимались каменные статуи. Безмолвие и оцепенение клочьями висели вокруг дач, мертвых в квадрате садиков. Вдали киоск, в котором летом играла музыка, казался призрачным от холода. За деревьями от времени до времени проходил,...
    5. Белкина Мария: Скрещение судеб. Гляжу и вижу одно: конец
    Входимость: 64. Размер: 143кб.
    Часть текста: из открытых окон неслось это страшное слово — война! — и прохожие застывали на месте… «22 июня — война; узнала по радио из открытого окна, когда шла по Покр/овскому/ бульвару», — записала Марина Ивановна в тетрадь. Потом она скажет Эмику Казакевичу — когда они встретятся с ним в бухгалтерии Гослитиздата: — Как бы мне нужно было сейчас поменяться местами с Маяковским! Война застала Марину Ивановну за переводом Гарсиа Лорки, убитого фашистами в Гренаде в 1936 году. Кто-то сказал, чтобы убить Поэта — его надо убить дважды. Сначала убить физически, потом убить его песни, убить память о нем. Последнее не удается ни одному тирану, как бы могуществен он ни был. Убили Лорку, убили Мандельштама, а они живут! ПОЭТА — убить нельзя! Но сколько существует способов, простейших и изощреннейших, которыми у поэтов отнимают жизнь… 26 июня в тетради Марины Ивановны есть запись: «Попробуем последнего Гарсиа Лорку»… а дальше — дальше чистые страницы, дальше никаких записей нет и не будет. Последнего Гарсиа Лорку она так и не «попробует». Еще в первые дни войны по инерции она продолжает переводить — потом все оборвется. Переводить больше не для кого, не для чего. Она лишается своего единственного заработка. Журналам не до переводов. Бумага идет на военно-патриотическую литературу, на брошюры, листовки, фронтовые газеты, которые печатаются в воинских частях. Номера журналов сдваиваются, а будут месяцы, когда они и вовсе не будут выходить. В издательствах все планы рушатся. Редакции пустеют. Я зашла в журнал «Знамя»; там оставался уже только Юра Севрук, милейший парень, он страдал, что его задерживают, он боялся опоздать на войну. Он не опоздает, он успеет и погибнет… Он тогда сказал: — Вот как получу повестку из военкомата, распущу машинисток, повешу замок на дверь и напишу: «Все ушли на...

    © 2000- NIV