• Приглашаем посетить наш сайт
    Есенин (esenin.niv.ru)
  • Cлово "ПАСТЕРНАК"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ПАСТЕРНАКУ, ПАСТЕРНАКА, ПАСТЕРНАКОМ, ПАСТЕРНАКЕ

    1. «Эпос и лирика современной России»
    Входимость: 175. Размер: 54кб.
    2. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Пастернак
    Входимость: 119. Размер: 85кб.
    3. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 5. Уединение (1926–1941). Пушкин и Пастернак
    Входимость: 115. Размер: 53кб.
    4. Геворкян Татьяна: "Дарующий отлив" весны 1926 года
    Входимость: 115. Размер: 72кб.
    5. «Поэты с историей и поэты без истории»
    Входимость: 98. Размер: 80кб.
    6. Эфрон Ариадна: Моя мать Марина Цветаева
    Входимость: 90. Размер: 13кб.
    7. Световой ливень
    Входимость: 64. Размер: 34кб.
    8. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 4. Эвридика (1922–1926). "Поэзия Умыслов"
    Входимость: 63. Размер: 126кб.
    9. Эфрон Ариадна: Моя мать Марина Цветаева. Пастернак
    Входимость: 48. Размер: 51кб.
    10. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 4. Поверх границ
    Входимость: 47. Размер: 64кб.
    11. Геворкян Татьяна: Поэт с историей или поэт без истории?
    Входимость: 40. Размер: 57кб.
    12. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Чехия 1923-й
    Входимость: 40. Размер: 119кб.
    13. Кудрова Ирма: Дом на горе
    Входимость: 36. Размер: 113кб.
    14. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 2. 1923-й
    Входимость: 33. Размер: 140кб.
    15. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Звездный год" во Франции (ноябрь 1925 — 1926). Вандея и конец года
    Входимость: 33. Размер: 72кб.
    16. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Сергей Яковлевич
    Входимость: 31. Размер: 156кб.
    17. Письма, документы Цветаевой
    Входимость: 30. Размер: 113кб.
    18. Фокин Павел: Цветаева без глянца (Ознакомительный фрагмент). 1922–1935. "Световой ливень" (Борис Пастернак)
    Входимость: 27. Размер: 29кб.
    19. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 5. Уединение (1926–1941). "Цель пути"
    Входимость: 26. Размер: 39кб.
    20. Хакен Георг: Я вечности не приемлю (пьеса о Цветаевой)
    Входимость: 25. Размер: 67кб.
    21. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Роднее бывшее — всего…" (1930–1936). 1935-й
    Входимость: 25. Размер: 56кб.
    22. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. После России
    Входимость: 24. Размер: 111кб.
    23. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 5. Медон
    Входимость: 24. Размер: 124кб.
    24. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 7. Невстречи
    Входимость: 23. Размер: 66кб.
    25. Цветаева М. И. - Пастернаку Б. Л., 10 февраля 1923 г.
    Входимость: 22. Размер: 13кб.
    26. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Оползающая глыба" (1928–1929)
    Входимость: 22. Размер: 102кб.
    27. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Роднее бывшее — всего…" (1930–1936). 1932-й
    Входимость: 21. Размер: 44кб.
    28. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Одиннадцать недель в Берлине (май 1922 — июль 1922)
    Входимость: 19. Размер: 47кб.
    29. Бояджиева Л.: Марина Цветаева. Неправильная любовь. "Дай мне руку — на весь тот свет!"
    Входимость: 18. Размер: 8кб.
    30. Кудрова Ирма: Поговорим о странностях любви: Марина Цветаева
    Входимость: 18. Размер: 71кб.
    31. Цветаева М. И. - Пастернаку Б. Л., 9/10 марта 1923 г.
    Входимость: 18. Размер: 12кб.
    32. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 3. Ремесло (1917–1922). Проза
    Входимость: 17. Размер: 37кб.
    33. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 3. Триумф и отторжение
    Входимость: 17. Размер: 81кб.
    34. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 5. Уединение (1926–1941). "Самое крупное имя"
    Входимость: 17. Размер: 73кб.
    35. Сводные тетради. Тетрадь первая. (Страница 5)
    Входимость: 17. Размер: 38кб.
    36. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 5. Уединение (1926–1941). Эпос
    Входимость: 17. Размер: 84кб.
    37. Кудрова Ирма: Гибель Марины Цветаевой. Болшево
    Входимость: 16. Размер: 119кб.
    38. Пастернак Б.: Из писем к М. Цветаевой
    Входимость: 16. Размер: 24кб.
    39. Анри Труайя. Марина Цветаева. XI. Париж
    Входимость: 16. Размер: 53кб.
    40. «Поэт и время»
    Входимость: 15. Размер: 38кб.
    41. Панн Лиля: "Сезам по складам"
    Входимость: 15. Размер: 56кб.
    42. Слоним Марк: О Марине Цветаевой
    Входимость: 15. Размер: 127кб.
    43. Панн Лиля: "Наука поэта"
    Входимость: 14. Размер: 12кб.
    44. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Сын
    Входимость: 14. Размер: 87кб.
    45. Кудрова Ирма: Путь комет. Разоблаченная морока. Глава 2. Аресты
    Входимость: 14. Размер: 30кб.
    46. Белкина Мария: Скрещение судеб. Безмерность в мире мер
    Входимость: 14. Размер: 123кб.
    47. Воронин Леонид: "Услышать... для поэта — уже ответить"
    Входимость: 13. Размер: 91кб.
    48. Белкина Мария: Скрещение судеб. Гляжу и вижу одно: конец
    Входимость: 13. Размер: 143кб.
    49. Румянцев Вячеслав: Душа и тело, или Штрихи к портрету Марины Цветаевой
    Входимость: 13. Размер: 44кб.
    50. Рядчикова Е. Н., Ахмадеева С. А.: Аппликативная метафора как особенность идиостиля Марины Цветаевой
    Входимость: 13. Размер: 113кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. «Эпос и лирика современной России»
    Входимость: 175. Размер: 54кб.
    Часть текста: и лирика современной России» Владимир Маяковский и Борис Пастернак Если я, говоря о современной поэзии России, ставлю эти два имени рядом, то потому, что они рядом стоят. Можно, говоря о современной поэзии России, назвать одно из них, каждое из них без другого - и вся поэзия все-таки будет дана, как в каждом большом поэте, ибо поэзия не дробится ни в поэтах, ни на поэтов, она во всех своих явлениях - одна, одно, в каждом - вся, так же как, по существу, нет поэтов, а есть поэт, один и тот же с начала и до конца мира, сила, окрашивающаяся в цвета данных времен, племен, стран, наречий, лиц, проходящих через ее, силу, несущих, как река, теми или иными берегами, теми или иными небесами, тем или иным дном. (Иначе бы мы никогда не понимали Виллона, которого понимаем целиком, несмотря даже на чисто физическую непонятность иных слов. Именно возвращаемся в него, как в родную реку.) Итак, если я ставлю Пастернака и Маяковского рядом, - ставлю рядом, а не даю их вместе, - то не потому, что одного мало, не потому, что один в другом нуждается, другого восполняет; повторяю, каждый полон до краев, и Россия каждым полна (и дана) до краев, и не только Россия, но и сама поэзия, - делаю я это, чтобы дважды явить то, что дай Бог единожды в пятидесятилетие, здесь же в одно пятилетие дважды явлено природой: цельное полное чудо поэта. Ставлю их рядом, потому что они сами в эпохе, во главе угла эпохи, рядом стали и останутся. Слышу голос: «Современная поэзия России». «Пастернак-то Пастернак, но как же Маяковский, который в 1928 г...» Во-первых, когда мы говорим о поэте - дай нам Бог помнить...
    2. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Пастернак
    Входимость: 119. Размер: 85кб.
    Часть текста: все, что писала тогда твоя мама, звонкий, восхищающий резонанс ее рвущегося вперед, безоглядочного одухотворения. Борис Пастернак – Ариадне Эфрон В жизни Цветаевой отношения с Борисом Пастернаком явились уникальными, не похожими ни на какие другие. Если с героями ее увлечений все казалось – и оказывалось – преувеличенным, то теперь, даже поднимаясь на самые гиперболические высоты, чувства оставались вровень им обоим – и Цветаевой, и Пастернаку. Свалившись летом 1922 года, как снег на голову, первым письмом Пастернака и его книгой «Сестра моя – жизнь», отношения видоизменялись: то, как море, завладевали всей жизнью до самого горизонта, то превращались в едва бьющийся, но живой родник, – но никогда не иссякли совсем, протянулись до их последних дней. Можно с уверенностью сказать, что в жизни Цветаевой это были самые значительные человеческие отношения. И с уверенностью – что для нее они были значительнее, чем для Пастернака. Они не укладываются в обычные мерки. Была ли то страсть или дружба, творческая близость или эпистолярный роман? Все вместе, неразрывно, питая и усиливая одно другое. В их отношениях каждый предстает в полном объеме своего человеческого облика и возможностей. Это удивительно, ибо в плане реальном: жизненных встреч, бытовых подробностей – связь Цветаевой с Пастернаком выглядит эфемерной, придуманной – полетом фантазии. Несколько – всегда случайных – встреч в Москве, до отъезда Цветаевой. Внезапное потрясение поэзией: Пастернака – «Верстами», Цветаевой – «Сестрой...». Восторг, чувство невероятной близости и понимания, настоящая дружба через границы – в стихах и письмах. Дважды – разминовение в Берлине: когда Цветаева уехала, не ...
    3. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 5. Уединение (1926–1941). Пушкин и Пастернак
    Входимость: 115. Размер: 53кб.
    Часть текста: то через год Пастернак сам решил перенести его еще на год. Так складывались обстоятельства; переносы эти не сопровождались ни охлаждением, ни даже ослаблением интенсивности переписки. Освобождение от прежнего личного мифа, в который она вписывала свои отношения с Пастернаком, позволяло Цветаевой назвать их именем земной человеческой любви, нуждавшейся в воплощении. Это видно уже по ее письму к Пастернаку от 1 января 1927 года и особенно по майскому письму того же года, говорившему о "целом огромном чудном мире, для стихов запретном": "То, что узнаешь вдвоем – тáк бы я назвала, так это называется" (МЦБП, 336). В 1927–1928 годах в ее переписке с Пастернаком обсуждалась тема возвращения Цветаевой в Россию; правда, Цветаева, кажется, никогда в реализацию плана не верила и к ней не стремилась. Своих намерений выбраться на какое‐то время на Запад Пастернак не оставлял, но его планы срывались до того, как обретали необходимую конкретность. Наконец, весной 1930 года он обратился за разрешением на выезд и просил помощи Горького в его получении. В разрешении ему было ...
    4. Геворкян Татьяна: "Дарующий отлив" весны 1926 года
    Входимость: 115. Размер: 72кб.
    Часть текста: поднял многопоследственную для Цветаевой пушкинскую волну, сам находясь на волне Рильке, весной 1926 года. Тогда, прочитав «Поэму конца», попавшую к нему в чрезвычайно некачественной машинописи, он написал Цветаевой полное восторга письмо, где через Пушкина и его Татьяну попытался объяснить краеугольное понятие своей творческой эстетики — «откровенье объективности», некую наполненность произведения жизнью, независимой от пишущего, «самочинствующей» и одновременно включающей, точнее сказать, заключающей автора в своих лишь по видимости вымышленных, а по сути более чем реальных пределах. В поэме Цветаевой он это качество, этот гарант подлинности, высоты искусства нашел в такой полной мере, что, отказываясь от разговора о деталях, составляющих, частностях произведения, просто признал в ней «большого, дьявольски большого артиста», а позже — со всеми оговорками цеховой и этической щепетильности — произнес и слово «гений», «гениальность», чем, кстати, свою апелляцию к Пушкину закрепил и узаконил. Между тем «Поэма конца», кроме восторга и преклонения перед «страшным даром» Цветаевой, вызвала в Пастернаке еще и тревогу за нее, за ее жизнь: очень уж близко от поэтических строк замаячил призрак смерти, само-увода, край «мрачной бездны». В апреле он отправляет ей стихи, угрозу эту отводящие, в творческой всесильности, единственности Цветаевой растворяющие. Во всяком случае, пытающиеся отвести и растворить. Послушай, стихи с того света Им будем читать только мы, Как авторы Вед и Заветов И Пира во время чумы. Ты все еще край непочатый. А смерть это твой псевдоним. Сдаваться нельзя. Не печатай И не издавайся под ним 1 . Пушкин, как видим, здесь напрямую не назван, но ...
    5. «Поэты с историей и поэты без истории»
    Входимость: 98. Размер: 80кб.
    Часть текста: ветер на круги свои. Проповедник I Передо мною лежит первое издание полного собрания стихотворений Пастернака в одной книге, этого, 1933 года. Почти пятьсот страниц мелким шрифтом. 1912 - 1932. Двадцать лет. Полтысячи страниц. Вернемся назад на полстолетия, когда ни нас, ни нашего мира, ни самого Бориса Пастернака еще не существовало, и попытаемся угадать: каким может быть творчество поэта в течение двух десятилетий, из которых три года будут отданы мировой войне, еще три - гражданской, и еще двенадцать - строительству нового мира - и какому еще строительству! после какой разрухи! И лишь два первых года этих десятилетий будут принадлежать самому человеку, самому поэту, будто даны ему для того, чтоб научился дышать, чтобы вдохнул запас воздуха для всего, что последует дальше, когда он уже не сможет свободно, полной грудью лиры дышать. Каким же может стать лирическое двадцатилетие такого двадцатилетия исторического? И такой же вопрос, с заменой «может быть» на «могло быть», поставим перед собой в конце протекающего пятидесятилетия, когда мы, современники Пастернака, и сам Пастернак, все наши исторические и личные судьбы будут видны как на ладони, когда мы войдем в область преданий и перестанем быть, мы - пройдем. Будущее как область преданий о нас и прошлое как область гаданий о нас (хотя иногда и кажется наоборот). Настоящее же - краткое и крохотное поле реальной деятельности. Попробуем же с этой маленькой сцены настоящего ответить им - гаданию и преданию - и вам! Борис Пастернак - поэт без развития. Он сразу начал с себя самого и никогда себе ...

    © 2000- NIV