• Приглашаем посетить наш сайт
    Мода (www.modnaya.ru)
  • Cлово "ПУШКИН"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ПУШКИНУ, ПУШКИНА, ПУШКИНЕ, ПУШКИНЫМ

    1. Мой Пушкин
    Входимость: 153. Размер: 83кб.
    2. Наталья Гончарова. (Страница 2)
    Входимость: 116. Размер: 47кб.
    3. Орлов В. Н.: "Сильная вещь — поэзия"
    Входимость: 103. Размер: 31кб.
    4. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Мой Пушкин
    Входимость: 101. Размер: 86кб.
    5. Пушкин и Пугачев
    Входимость: 94. Размер: 63кб.
    6. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 5. Уединение (1926–1941). Пушкин и Пастернак
    Входимость: 90. Размер: 53кб.
    7. Геворкян Татьяна: "Дарующий отлив" весны 1926 года
    Входимость: 87. Размер: 72кб.
    8. Сводные тетради. Тетрадь третья. (Страница 5)
    Входимость: 49. Размер: 33кб.
    9. «Искусство при свете совести»
    Входимость: 46. Размер: 65кб.
    10. Кудрова Ирма: Огонь, стихия, чара...
    Входимость: 38. Размер: 30кб.
    11. Поэт о критике
    Входимость: 34. Размер: 63кб.
    12. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Роднее бывшее — всего…" (1930–1936). 1931-й
    Входимость: 31. Размер: 50кб.
    13. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Последняя Франция (1937 — июнь 1939). 1937-й (до катастрофы)
    Входимость: 29. Размер: 27кб.
    14. Из записных книжек и тетрадей
    Входимость: 27. Размер: 96кб.
    15. Стихи к Пушкину
    Входимость: 25. Размер: 8кб.
    16. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 5. Уединение (1926–1941). Поэт и время
    Входимость: 24. Размер: 75кб.
    17. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 5. Уединение (1926–1941). Эпос
    Входимость: 21. Размер: 84кб.
    18. Ходасевич В.: Заметки о стихах. М. Цветаева. Мóлодец
    Входимость: 20. Размер: 15кб.
    19. Даманская А.: "Сын памятника Пушкина"
    Входимость: 20. Размер: 5кб.
    20. Цветаева М. И. - Жиду Андре, янапрь 1937 г.
    Входимость: 18. Размер: 13кб.
    21. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Роднее бывшее — всего…" (1930–1936). 1936-й
    Входимость: 17. Размер: 52кб.
    22. Ходасевич В.: "Современные записки", книги 63, 64 (Отрывки)
    Входимость: 17. Размер: 5кб.
    23. Евтушенко Евгений: Стихи не могут быть бездомными
    Входимость: 15. Размер: 25кб.
    24. Ходасевич В.: "Русские записки", книга 2 (Отрывки)
    Входимость: 15. Размер: 6кб.
    25. Наталья Гончарова. (Страница 4)
    Входимость: 14. Размер: 43кб.
    26. Кудрова Ирма: Гибель Марины Цветаевой. Приложение II
    Входимость: 13. Размер: 49кб.
    27. Герой труда (записи о Валерии Брюсове). (Часть 2)
    Входимость: 12. Размер: 80кб.
    28. «Поэт и время»
    Входимость: 12. Размер: 38кб.
    29. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Дом в Трехпрудном
    Входимость: 11. Размер: 35кб.
    30. «Цветник»
    Входимость: 11. Размер: 21кб.
    31. К Морю
    Входимость: 11. Размер: 21кб.
    32. Рядчикова Е. Н., Ахмадеева С. А.: Аппликативная метафора как особенность идиостиля Марины Цветаевой
    Входимость: 11. Размер: 113кб.
    33. Гефтер А.: Пушкинский вечер Марины Цветаевой
    Входимость: 11. Размер: 5кб.
    34. «Поэты с историей и поэты без истории»
    Входимость: 11. Размер: 80кб.
    35. Цветаева М. И. - Буниной В. Н., 11 февраля (марта) 1937 г.
    Входимость: 10. Размер: 6кб.
    36. Герой труда (записи о Валерии Брюсове)
    Входимость: 10. Размер: 39кб.
    37. Цветаева М. И. - Тесковой А. А., 26 января 1937 г.
    Входимость: 10. Размер: 7кб.
    38. История одного посвящения
    Входимость: 10. Размер: 76кб.
    39. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Революция
    Входимость: 9. Размер: 36кб.
    40. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 2. "Я и мир" (1913–1916). "История Байрона"
    Входимость: 9. Размер: 49кб.
    41. Саакянц Анна: "Марина Цветаева"
    Входимость: 9. Размер: 76кб.
    42. Адамович Г.: "Современные записки", книги 63, 64 (Отрывки)
    Входимость: 8. Размер: 2кб.
    43. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Юность поэта (1912–1913)
    Входимость: 8. Размер: 62кб.
    44. Саакянц Анна: "Проза Марины Цветаевой"
    Входимость: 7. Размер: 31кб.
    45. Саакянц А., Мнухин Л.: Краткая хроника жизни и творчества Марины Цветаевой
    Входимость: 7. Размер: 34кб.
    46. Белкина Мария: Скрещение судеб. Перед лицом стылого окна
    Входимость: 7. Размер: 113кб.
    47. Фокин Павел: Цветаева без глянца (Ознакомительный фрагмент). 1918–1919. "Комедьянт" и "Сонечка" (Юрий Завадский и София Голлидэй)
    Входимость: 7. Размер: 14кб.
    48. Бояджиева Л.: Марина Цветаева. Неправильная любовь. "…Поэтом обреченная быть…"
    Входимость: 7. Размер: 42кб.
    49. Записная книжка № 8, 1920-1921 гг.
    Входимость: 7. Размер: 66кб.
    50. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 5. Медон
    Входимость: 7. Размер: 124кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Мой Пушкин
    Входимость: 153. Размер: 83кб.
    Часть текста: же яростной ненавистью к расизму, которой дышат антифашистские стихи Цветаевой (цикл о Чехословакии). Созданный еще в годы эмиграции (Марина Цветаева вернулась в Россию в 1939 году), этот очерк, как и все лучшее, что вышло из-под пера Цветаевой, свидетельство глубокой искренности признания, сделанного ей еще в 1925 году: "...Не быть в России, забыть Россию - может бояться лишь тот, кто Россию мыслит вне себя. В ком она внутри - тот потеряет ее лишь вместе с жизнью". Два слова о прозе Марины Цветаевой "Мой Пушкин" - это проза необычная: проза поэта. И необычайная - проза о поэзии. Это рассказ о вторжении в душу ребенка стихии стиха. И рассказ о неумолчном ответном эхе, родившемся в этой душе. Незаурядной душе: ребенку ведь и самому предстояло стать поэтом, да еще выдающимся, решительно непохожим ни на кого на свете. Это проза-воспоминание и проза-прозрение. Проза-исповедь и проза-проповедь. А сверх всего проза-исследование, психологическое исследование. Впрочем, это обязательные черты почти всего, что написала Марина Цветаева как прозаик. Удивительные черты. Удивительные в своем сочетании. Они сделали ее прозу явлением столь же неповторимым, как и ее поэзия. Ровесница Маяковского, высочайше ценившая мощь его поэтического голоса, Цветаева в свой черед была одним из революционных преобразователей (или - лучше! - обогатителей) русского стиха. Она открыла в нем неведомые прежде возможности - смысловые, ритмические, звуковые. Или иначе: эти возможности сами открылись ей, потому что кому-то когда-то должны же были они открыться, дабы стать потом достоянием всех?! У нее была любимая мысль: ...
    2. Наталья Гончарова. (Страница 2)
    Входимость: 116. Размер: 47кб.
    Часть текста: кроме комфортабельной казармы современности. Это - отзвук в быту. И - обратный урок колыбели: недостроенное - достраивай! Законченные «соборы» Гончаровой - нет всем недостроенным домам. - У вас есть любимые вещи? - Нелюбимые - есть. Недоделанные. Я просто оборачиваю их лицом к стене, чтобы никто не видел и самой не видеть. А потом, какой-то нужный час - лицом от стены и - все заново. На вопрос, на который никто не отвечает сразу, а иные не отвечают вовсе, не потому, что не было, а потому, что не думали («да у меня и не было первого!» ушами слышала) - Гончарова ответила точно и сразу: - Первое воспоминание? В той комнате, знаете, о которой я Вам говорила, - белянке, мы с братом за круглым столом смотрим картинки. Книга толстая, картинок много. Го'да? Два. - А это должно быть второе, если не первое. Я все детство прожила в деревне и совсем не помню зимы. Была же, и гулять должно быть водили, - ничего. А это помню. Весна на гумне. Меня за руку ведут через лужи. А из лужи (голос тишает, глаза загораются, меня, на которую глядят, не видят, видят): - из-под льда и снега - ростки. Острые зеленые ростки. На гумне всегда много зерен рассыпано. Первые проросшие. Ну, есть и лучшие, ну, может ли быть лучше, чем: два первых сразу, вся Гончарова в колыбели: сила природы в ней и тяга ремесла. Книга то-олстая! Картинок мно-ого! И не эти ли острые ростки - потом - через всю книгу ее творчества: бытия. - Кукол не любила, нет. Кошек любила. А что любила - садики делать. (Вообще любила делать.) Вырезались из бумаги кусты, деревца и расставлялись в коробке. Четыре стенки - ограда. Законченный сад. - Вам бы не хотелось сейчас - такое деревцо, тогдашнее? (Голубово, имение барона Б. А. Вревского. «В устройстве сада и постройках принимал Пушкин, по фамильному преданию, самое горячее участие: сам копал грядки, рассадил множество деревьев, что, как известно, было его страстью».) - Вы говорите, первое воспоминание. А вот - самое...
    3. Орлов В. Н.: "Сильная вещь — поэзия"
    Входимость: 103. Размер: 31кб.
    Часть текста: и прозы Цветаевой, в которых она говорит о Пушкине. Все вместе это составляет некое идейно-художественное единство, целостный сплав глубоких мыслей и тонких наблюдений. Цветаева проникновенно писала о многих поэтах. Но поистине первой и неизменной любовью ее был Пушкин. Мало сказать, что это ее «вечный спутник». Пушкин, в понимании Цветаевой, был безотказно действующим аккумулятором, питавшим творческую энергию русских поэтов всех поколений — и Тютчева, и Некрасова, и Блока, и Маяковского. И для нее самой «вечно современный» Пушкин всегда оставался лучшим другом, собеседником, советчиком. С Пушкиным она постоянно сверяет свое чувство прекрасного, свое понимание поэзии. При этом в отношении Цветаевой к Пушкину не было решительно ничего от молитвенно-коленопреклоненного почитания литературной «иконы». Цветаева ощущает его не наставником даже, а соратником. Не обинуясь именует она себя «товаркой» Пушкина: Прадеду — товарка: В той же мастерской! В этом, как и во всем, что писала Цветаева, чувствуется вызов общему мнению, установившимся взглядам, сложившейся традиции. Правда, бросая такой вызов, Цветаева уже имела за плечами мощных союзников в лице самых больших русских поэтов XX века. Пушкин рано стал «вечным спутником» русской литературы. Но с течением времени в общественном сознании, в поэтической традиции, в быту живой Пушкин постепенно окаменевал и бронзовел, превращаясь в «памятник Пушкину», воздвигнутый в назидание и острастку тем, кто осмеливался переступать в искусстве норму и ранжир. Политические реакционеры, либеральные краснобаи, упрямые...
    4. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Мой Пушкин
    Входимость: 101. Размер: 86кб.
    Часть текста: показалось вызывающим. «Мой Пушкин» был воспринят как притязание на единоличное владение и претензия на единственно верное толкование. Между тем для Цветаевой «мой» в данном случае – не притяжательное, а указательное местоимение: тот Пушкин, которого я знаю и люблю с еще до-грамотного детства, с памятника на Тверском бульваре, и по сей, 1937 год. Она не отнимала Пушкина у остальных, ей хотелось, чтобы они прочли его ее глазами. В связи с «Поэтом о критике» я говорила, что это была принципиально новая позиция, сугубо личный подход к любому явлению литературы. На постоянный упрек, что у него всюду слышится «я», Маяковский однажды полусерьезно ответил: «если вы хотите объясниться в любви девушке, вы же не скажете: мы вас любим...» Для Цветаевой эта шутка прозвучала бы всерьез: все, что она писала о поэтах и поэзии, продиктовано прежде всего любовью и благодарностью. Мне вспоминаются слова А. С. Эфрон, сказанные однажды летом в Тарусе. Она рассказывала, что к ней заходят туристы, пионеры, отдыхающие из соседнего дома отдыха, – дочь Цветаевой стала достопримечательностью маленького городка, хотя большинство этих людей едва слышали имя поэта. «Все они говорят, что любят Цветаеву, и уверены, что я благодарна им и счастлива. Неужели они не понимают, что это они должны быть счастливы и благодарны за то, что мама написала, а им довелось прочесть и полюбить Цветаеву?» Тогда я не ...
    5. Пушкин и Пугачев
    Входимость: 94. Размер: 63кб.
    Часть текста: недогадливая, которую так легко можно было обмануть, здесь сразу догадалась, как только среди мутного кручения метели что-то зачернелось - сразу насторожилась, зная, зная, зная, что не «пень иль волк», а то самое. И когда незнакомый предмет стал к нам подвигаться и через две минуты стал человеком - я уже знала, что это не «добрый человек», как назвал его ямщик, а лихой человек, страх-человек, тот человек. Незнакомый предмет был - весьма знакомый предмет. Вожатого я ждала всю жизнь, всю свою огромную семилетнюю жизнь. Это было то, что ждет нас на каждом повороте дороги и коридора, из-за каждого куста леса и каждого угла улицы - чудо - в которое ребенок и поэт попадают как домой, то единственное домой, нам данное и за которое мы отдаем - все родные дома! И когда знаемый из всех русских и нерусских сказок и самой Märchen unseres Lebens und Wesens 1 незнакомый предмет вдобавок еще оказался Вожа-тым, дело было сделано: душа была взята: отдана. О, я сразу в Вожатого влюбилась, с той минуты сна, когда...

    © 2000- NIV