• Приглашаем посетить наш сайт
    Культура (cult-news.ru)
  • Cлово "РОССИЯ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: РОССИИ, РОССИЮ, РОССИЕЙ, РОССИЙ

    1. Слоним Марк: О Марине Цветаевой
    Входимость: 47. Размер: 127кб.
    2. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 5. Медон
    Входимость: 45. Размер: 124кб.
    3. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Начало конца
    Входимость: 36. Размер: 30кб.
    4. «Поэт и время»
    Входимость: 32. Размер: 38кб.
    5. Воронин Леонид: "Услышать... для поэта — уже ответить"
    Входимость: 31. Размер: 91кб.
    6. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 5. Уединение (1926–1941). "Самое крупное имя"
    Входимость: 27. Размер: 73кб.
    7. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. После России
    Входимость: 27. Размер: 111кб.
    8. Белкина Мария: Скрещение судеб. Болшевское заточение
    Входимость: 26. Размер: 100кб.
    9. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Оползающая глыба" (1928–1929)
    Входимость: 26. Размер: 102кб.
    10. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 6. Кламар — Ванв
    Входимость: 26. Размер: 124кб.
    11. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Пастернак
    Входимость: 25. Размер: 85кб.
    12. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Тоска по Родине
    Входимость: 25. Размер: 34кб.
    13. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Чехия 1925-й
    Входимость: 24. Размер: 70кб.
    14. «Эпос и лирика современной России»
    Входимость: 23. Размер: 54кб.
    15. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Сонечка
    Входимость: 23. Размер: 50кб.
    16. Обухова Эмилия: Эмиграция как феномен абсолютной свободы (случай Марины Цветаевой)
    Входимость: 22. Размер: 14кб.
    17. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 3. Триумф и отторжение
    Входимость: 22. Размер: 81кб.
    18. Анри Труайя. Марина Цветаева. XIV. Немецкие угрозы и советские соблазны
    Входимость: 21. Размер: 71кб.
    19. Скатова Людмила: "Терновый венец"
    Входимость: 21. Размер: 66кб.
    20. Бояджиева Л.: Марина Цветаева. Неправильная любовь. "Неподражаемо лжет жизнь"
    Входимость: 21. Размер: 26кб.
    21. Анри Труайя. Марина Цветаева. IX. Одно изгнание за другим: Германия, Чехословакия
    Входимость: 20. Размер: 50кб.
    22. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 4. Эвридика (1922–1926). "Поэзия Умыслов"
    Входимость: 19. Размер: 126кб.
    23. Анри Труайя. Марина Цветаева. XIII. Перемены в жизни Сергея
    Входимость: 19. Размер: 45кб.
    24. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Роднее бывшее — всего…" (1930–1936). 1931-й
    Входимость: 19. Размер: 50кб.
    25. Наталья Гончарова. (Страница 3)
    Входимость: 19. Размер: 50кб.
    26. Анри Труайя. Марина Цветаева. Х. Незаконные связи и законный сын
    Входимость: 18. Размер: 44кб.
    27. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 4. Эвридика (1922–1926). "Поэт о критике"
    Входимость: 18. Размер: 43кб.
    28. Бояджиева Л.: Марина Цветаева. Неправильная любовь. "Мне совершенно все равно, где совершенно одинокой быть"
    Входимость: 17. Размер: 54кб.
    29. Анри Труайя. Марина Цветаева. XII. Над пустотой в эмиграции
    Входимость: 17. Размер: 32кб.
    30. Эфрон Ариадна: Моя мать Марина Цветаева. Берлин
    Входимость: 16. Размер: 55кб.
    31. Катаева-Лыткина Надежда: 145 дней после Парижа
    Входимость: 16. Размер: 48кб.
    32. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Роднее бывшее — всего…" (1930–1936). 1932-й
    Входимость: 16. Размер: 44кб.
    33. Ответ на анкету журнала "Своими путями"
    Входимость: 15. Размер: 5кб.
    34. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Пустыня 1927-го
    Входимость: 15. Размер: 50кб.
    35. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Звездный год" во Франции (ноябрь 1925 — 1926). Вандея и конец года
    Входимость: 15. Размер: 72кб.
    36. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Смерть Ирины
    Входимость: 15. Размер: 64кб.
    37. Герой труда (записи о Валерии Брюсове). (Часть 2)
    Входимость: 14. Размер: 80кб.
    38. Наталья Гончарова. (Страница 2)
    Входимость: 14. Размер: 47кб.
    39. Цветаева М. И. - Вундерли-Фолькарт Н., 12 января 1932 г.
    Входимость: 13. Размер: 9кб.
    40. Кудрова Ирма: Путь комет. Разоблаченная морока. Приложения
    Входимость: 13. Размер: 60кб.
    41. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 1. Берлин
    Входимость: 13. Размер: 35кб.
    42. Анри Труайя. Марина Цветаева. VI. Большевистская революция на марше
    Входимость: 13. Размер: 26кб.
    43. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Последняя Франция (1937 — июнь 1939). Сентябрь 1937 — июнь 1939
    Входимость: 13. Размер: 70кб.
    44. Миндлин Эм.: Из книги "Необыкновенные собеседники"
    Входимость: 13. Размер: 86кб.
    45. Крайний Антон: Мертвый дух
    Входимость: 13. Размер: 20кб.
    46. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 9. Последний Париж
    Входимость: 13. Размер: 61кб.
    47. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 8. Капкан
    Входимость: 13. Размер: 72кб.
    48. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Сын
    Входимость: 13. Размер: 87кб.
    49. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Мой Пушкин
    Входимость: 13. Размер: 86кб.
    50. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Роднее бывшее — всего…" (1930–1936). 1934-й
    Входимость: 12. Размер: 65кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Слоним Марк: О Марине Цветаевой
    Входимость: 47. Размер: 127кб.
    Часть текста: серо-зеленые глаза и не глядя на собеседника. Порою она вскидывала голову, и при этом разлетались ее легкие золотистые волосы, остриженные в скобку, с челкой на лбу. При каждом движении звенели серебряные запястья ее сильных рук, несколько толстые пальцы в кольцах — тоже серебряных — сжимали длинный деревянный мундштук: она непрерывно курила. Крупная голова на высокой шее, широкие плечи, какая-то подобранность тонкого, стройного тела и вся ее повадка производили впечатление силы и легкости, стремительности и сдержанности. Рукопожатие ее было крепкое, мужское. В кафе мы просидели долго. МИ рассказывала о своей голодной жизни 1918–1920 годов на московском чердаке с двумя дочерьми: одна умерла, вероятно от недоедания, другую — Ариадну (все ее называли Аля) она вывезла за границу. Тогда же я услыхал от нее о том, как однажды к ней забрался какой-то субъект — она потом догадалась, что вор. Сперва, приняв его по близорукости за какого-нибудь малоизвестного поэта — их много ходило к ней, — она гостеприимно предложила ему морковного чая. От скудного этого угощения он в недоумении отказался, огляделся и, оценив убогую обстановку, ретировался, оставив на столе несколько рублей'. Вспоминая в юмористических тонах и об этом...
    2. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 5. Медон
    Входимость: 45. Размер: 124кб.
    Часть текста: Г. В. Флоровский, П. Н. Савицкий, П. П. Сувчинский. В статьях и книгах речь шла об особенностях географического положения русского государства, вобравшего в себя черты Европы и Азии. Авторы сходились на том, что результатом этого положения явилась самобытность российской истории, культуры, экономики, религии. И потому, утверждали они, национальное возрождение может наступить только через православие и понимание России как «не Европы и не Азии, не смеси их, а особого материка — океана — Евразии». Пафос евразийской концепции был открыто антизападническим и сочетался с критикой предреволюционных умонастроений русской интеллигенции. Все это звучало в высшей степени актуально для людей, вынужденных покинуть свою родину и ощущавших внутреннюю чуждость европейскому укладу. Евразийцы решительно не принимали советскую власть. Их критика была направлена против узкоматериалистического миросозерцания большевиков, а также против их экономической программы. Но они устали от постоянного унылого обличительства большевистских порядков в России, заполонившего страницы эмигрантской печати, от этого вечного «плача на реках вавилонских». Когда вышел в свет первый номер «Верст», его сразу назвали «евразийским» изданием, хотя оснований для такой аттестации было не слишком много; скорее всего, гипнотическое действие оказало имя Сувчинского на обложке журнала. Сергей Яковлевич Эфрон поначалу открещивался от личного участия в евразийстве. Но еще в феврале 1926 года (то есть вскоре после приезда в Париж и знакомства с Сувчинским) в письме к своему другу Недзельскому в Прагу он сообщал: «…самое интересное, творческое и живое в эмиграции объединено в евразийстве». Примкнул он к евразийцам во второй половине 1926 года. Путь от...
    3. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Начало конца
    Входимость: 36. Размер: 30кб.
    Часть текста: толкования) Цветаева была тем более одинока, что ее внутреннее расхождение с мужем, человеком, понимавшим и принимавшим ее безусловно, человеком – она была в этом уверена, – который не мог существовать без нее, с чьей судьбой она была связана неразрывно, единственным, с кем она могла быть собой, – расхождение с ее Сережей к этому времени стало необратимым. Оно не было случайным и началось много раньше, к концу двадцатых годов. Произошло это на политической почве. Политические темпераменты Цветаевой и Эфрона были противоположны: она утверждала свою аполитичность, Эфрон жил и дышал политикой. И тем не менее для меня неоспоримо, что долгие годы их политическая направленность (в случае Цветаевой я вместо «политические взгляды» воспользовалась бы выражением «политические чувствования») была общей. В какой-то момент их взгляды резко и непоправимо разошлись – это обернулось жизненной катастрофой. Революция и Гражданская война перевернули самоощущение каждого российского гражданина, оставаться нейтральным было невозможно. Цветаева и Эфрон естественно оказались по одну сторону «баррикад»: он в Добровольческой армии с оружием в руках, она в Москве, страшась за него, страдая за судьбу...
    4. «Поэт и время»
    Входимость: 32. Размер: 38кб.
    Часть текста: увидеть - всматриваться. Обманутая надежда глаза, привыкшего по первому взгляду - то есть по прежнему, чужих глаз, следу - видеть. Не дознаваться, а узнавать. У стариков усталость (она и есть отсталость), у обывателя предустановленность, у живописца, не любящего современной поэзии, - заставленность (головы и всего существа) - своим. Во всех трех случаях страх усилия, вещь простимая - пока не судят. Единственный достойный уважения случай. То есть единственно законное неприятие вещи, - неприятие ее в полном знании. Да, знаю, да, читаю, да, признаю - но предпочитаю (положим) Тютчева, мне, хочу моей крови и мысли, более сродного. Всякий волен выбирать себе любимых, вернее никто своих любимых выбирать не волен: рада бы, предположим, любить свой век больше предыдущего, но не могу. Не могу да и не обязана. Любить никто не обязан, но всякий нелюбящий обязан знать: то, чего не любит, - раз, почему не любит - два. Дойдем до крайнего из крайних случая: неприятия художником собственной вещи. Мне мое время может претить, я сама себе, поскольку я - оно, могу претить, больше скажу (ибо бывает!) мне чужая вещь чужого века может быть желаннее своей - и не по примете силы, а по примете родности - матери...
    5. Воронин Леонид: "Услышать... для поэта — уже ответить"
    Входимость: 31. Размер: 91кб.
    Часть текста: ее истории. 1. 26 апреля 1937 года на первой странице «Литературной газеты» было напечатано постановление президиума правления Союза советских писателей «О книге поэта В. Луговского», где говорилось: «... поэт Вл. Луговской допустил крупную ошибку, некритически подходя к переизданию старых своих произведений». Такая «некритичность» — утверждалось в постановлении — проявилась в том, что в сборники избранных стихов поэта, вышедшие в 1935 году, «оказались включенными стихотворения, политически вредные». Разговоры о «политической вредности» стали в приснопамятном 37-м году привычным разоблачительным штампом, когда на предмет лояльности в писательской среде высвечивались, казалось бы, безупречные репутации. Такой репутацией обладал Владимир Луговской, аттестовавший себя в те годы «политпросветчиком, солдатом и поэтом». Он искренне заявлял о преданности новой эпохе, готов был влиться в революционные массы, безоглядно раствориться в них. Звонко и задорно прозвучала в конце 20-х годов его декларация: «Хочу позабыть свое имя и званье,/На номер, на литер, на кличку сменять». Думал ли молодой тогда поэт, что эта декларация странным образом обернется для его сограждан реальными номерами и кличками в лагерях ГУЛАГа?.. И вот теперь — по иронии судьбы — он и в самом деле должен был отстаивать свое право на «имя и званье», когда под прицелом бдительной критики оказались его крамольные стихи. В обвинительном постановлении Союза писателей вспоминалось прежде всего стихотворение «Дорога» из первой книги Луговского «Сполохи» (1926): Дорога идет от широких мечей, От сечи и...

    © 2000- NIV