• Приглашаем посетить наш сайт
    Пушкин (pushkin.niv.ru)
  • Cлово "ЧУВСТВО"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ЧУВСТВА, ЧУВСТВОМ, ЧУВСТВАМИ, ЧУВСТВУ

    1. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Чехия 1923-й
    Входимость: 31. Размер: 119кб.
    2. Белкина Мария: Скрещение судеб. Безмерность в мире мер
    Входимость: 29. Размер: 123кб.
    3. Кудрова Ирма: Поговорим о странностях любви: Марина Цветаева
    Входимость: 26. Размер: 71кб.
    4. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 2. 1923-й
    Входимость: 23. Размер: 140кб.
    5. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Пастернак
    Входимость: 23. Размер: 85кб.
    6. Кудрова Ирма: Дом на горе
    Входимость: 23. Размер: 113кб.
    7. Гаспаров М. Л.: "Поэма Воздуха" Марины Цветаевой - опыт интерпретации
    Входимость: 22. Размер: 58кб.
    8. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. После России
    Входимость: 21. Размер: 111кб.
    9. «Поэты с историей и поэты без истории»
    Входимость: 21. Размер: 80кб.
    10. Бродский И. А.: Об одном стихотворении
    Входимость: 19. Размер: 118кб.
    11. Слоним Марк: О Марине Цветаевой
    Входимость: 19. Размер: 127кб.
    12. Герой труда (записи о Валерии Брюсове). (Часть 2)
    Входимость: 18. Размер: 80кб.
    13. Афоризмы и цитаты М. И. Цветаевой
    Входимость: 17. Размер: 71кб.
    14. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Последняя Москва (март 1921 — май 1922)
    Входимость: 16. Размер: 139кб.
    15. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 6. Кламар — Ванв
    Входимость: 16. Размер: 124кб.
    16. Письма к молодому поэту (Райнер Мария Рильке, перевод Марины Цветаевой)
    Входимость: 16. Размер: 46кб.
    17. Саакянц Анна: "Марина Цветаева"
    Входимость: 15. Размер: 76кб.
    18. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 5. Уединение (1926–1941). Поэт и время
    Входимость: 14. Размер: 75кб.
    19. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Крылатая душа поэта (1917–1918)
    Входимость: 14. Размер: 117кб.
    20. Герой труда (записи о Валерии Брюсове)
    Входимость: 14. Размер: 39кб.
    21. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Оползающая глыба" (1928–1929)
    Входимость: 14. Размер: 102кб.
    22. Румянцев Вячеслав: Душа и тело, или Штрихи к портрету Марины Цветаевой
    Входимость: 14. Размер: 44кб.
    23. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Версты одного года (1916)
    Входимость: 13. Размер: 71кб.
    24. Записная книжка № 5, 1918—1919 гг.
    Входимость: 13. Размер: 134кб.
    25. Анри Труайя. Марина Цветаева. Х. Незаконные связи и законный сын
    Входимость: 13. Размер: 44кб.
    26. Геворкян Татьяна: Несколько холодных великолепий о Москве (Марина Цветаева и Осип Мандельштам)
    Входимость: 13. Размер: 85кб.
    27. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Сын
    Входимость: 13. Размер: 87кб.
    28. Поэт-альпинист
    Входимость: 12. Размер: 64кб.
    29. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Пустыня 1927-го
    Входимость: 12. Размер: 50кб.
    30. Белкина Мария: Скрещение судеб. Болшевское заточение
    Входимость: 12. Размер: 100кб.
    31. Эфрон Ариадна: Моя мать Марина Цветаева. Переезд на чердак
    Входимость: 12. Размер: 86кб.
    32. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Только в огне пою!" (1919 — февраль 1921)
    Входимость: 12. Размер: 161кб.
    33. Фокин Павел: Цветаева без глянца (Ознакомительный фрагмент). 1923. "Бюллетень болезни" (Александр Бахрах)
    Входимость: 12. Размер: 46кб.
    34. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Юность поэта (1914–1915)
    Входимость: 12. Размер: 77кб.
    35. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Поездка к Горькому встреча с Мариной
    Входимость: 12. Размер: 238кб.
    36. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. "Повесть о Сонечке" и два письма о гомоэротической любви
    Входимость: 12. Размер: 88кб.
    37. Саакянц Анна: "Два поэта — две женщины — две трагедии"
    Входимость: 11. Размер: 37кб.
    38. Сводные тетради. Тетрадь первая. (Страница 9)
    Входимость: 11. Размер: 45кб.
    39. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Звездный год" во Франции (ноябрь 1925 — 1926). Париж
    Входимость: 11. Размер: 73кб.
    40. Воронин Леонид: "Услышать... для поэта — уже ответить"
    Входимость: 11. Размер: 91кб.
    41. Сводные тетради. Тетрадь первая. (Страница 10)
    Входимость: 10. Размер: 66кб.
    42. Новое упование (Анна де Ноай, перевод Марины Цветаевой)
    Входимость: 10. Размер: 134кб.
    43. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Возвращение домой
    Входимость: 10. Размер: 36кб.
    44. Геворкян Татьяна: Поэт с историей или поэт без истории?
    Входимость: 10. Размер: 57кб.
    45. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Юность поэта (1912–1913)
    Входимость: 10. Размер: 62кб.
    46. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Сергей Яковлевич
    Входимость: 10. Размер: 156кб.
    47. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Юность поэта (1910–1911)
    Входимость: 9. Размер: 65кб.
    48. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Звездный год" во Франции (ноябрь 1925 — 1926). Вандея и конец года
    Входимость: 9. Размер: 72кб.
    49. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Борис – Георгий – Барсик... – Мур!
    Входимость: 9. Размер: 83кб.
    50. Из записных книжек и тетрадей
    Входимость: 9. Размер: 96кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Чехия 1923-й
    Входимость: 31. Размер: 119кб.
    Часть текста: осенено для Цветаевой Сергеем Михайловичем Волконским. Только что вышла его книга "Родина" — та самая, которую весной 1921 года Цветаева для него самоотверженно переписывала набело. Теперь весь январь она работала над статьей о "Родине", которую назвала "Кедр. Апология". Волконский для Цветаевой — не просто автор близкой ее сердцу книги. Он — Вергилий, поводырь в удушливом лабиринте жизни, в угнетающем ее быте, высвободитель, "катализатор" духовности. "Если ты только не на острове, что вокруг тебя не искажено? Само понятие общежитие уже искажение понятия жизнь: человек задуман один. Где двое — там ложь. Противуставлять этой тысячегрудой, тысячеголовой людской лжи одинокую человеческую правду, — какая задача!" Книга Волконского — повод к высказываниям Цветаевой об идеальной человеческой сущности. Тема эта для нее безгранична, и упреки, которые она слышала не раз от обывателей, в том, что пишет о Волконском, словно о Гёте, — нелепы. В ее "апологии" разбросаны драгоценные мысли, вдохновленные книгой Волконского. Так, его слова о том, что он никогда не ощущал своего возраста, пробуждают дальнейшие размышления, которые выливаются в сформулированный закон: "Отсутствие ребяческого в детстве, продленное детство в юности, и, наконец, бессрочно-продленная юность. Нет, здесь с возрастом, действительно, не ладно. Но "ладен" ли сам возраст? Нет, возраст не ладен, и вот почему: дух — вне возраста, годами считают лишь тело". (А разве сама Марина Цветаева, расставшись с юностью, не приобрела, взамен возрастной мало-духовности, вневозрастную духовность? И не об этом ли — ее "Сивилла"?) Так поэт, еще недавно — нуждающийся в учителе ("Ученик"), перевоплощается в одинокого умудренного Летописца, Толкователя… Час ученичества! Но зрим и ведом Другой нам свет, — еще заря...
    2. Белкина Мария: Скрещение судеб. Безмерность в мире мер
    Входимость: 29. Размер: 123кб.
    Часть текста: в сборе, и потому обитатели дома стараются не заставлять себя ждать. И ровно к означенному часу, скинув верхнюю одежду в маленькой и тесной передней, где стоит старое трюмо с подзеркальником, заваленным шапками, и вешалка горбится и скрипит под тяжестью шуб, — Марина Ивановна с Муром появляются в столовой. Он массивный, высокий, с маской высокомерия и даже надменности, за которой, быть может, он так старательно пытается скрыть свои всего лишь пятнадцать лет от роду. Она ему по плечо, нет, все-таки чуть выше, худая, нервная, «светлошерстая и даже весьма светлошерстая!..» Общий поклон, и они усаживаются на свои места. У каждого за столом свое место, своя салфетка в кольце. Кстати, тогда, в ту зиму, в Москве с возмущением говорили о недостойном поведении в голицынской столовой В. М. Волькенштейна. Он был драматургом, театральным деятелем. Марина Ивановна знала его еще в предреволюционные годы, он был когда-то мужем Софьи Парнок, которой она увлекалась. А в 1920-м в письме к Евгению Ланну она поминает о нем, что он пришел к ней в Борисоглебский, просил устроить какую-то его пьесу; известно, что в 1921 году осенью они вместе ездили в Кремль к Луначарскому ходатайствовать о голодающих писателях, живших в Крыму. Словом, они были давние знакомые. И вот теперь, в декабре 1939-го, когда Марина Ивановна и Мур впервые переступили порог столовой в голицынском Доме писателей, то хозяйка Дома Серафима Ивановна предложила им занять два свободных места за столом, и эти места оказались как раз рядом с Волькенштейном. Но Волькенштейн не только не ответил на приветствие Марины Ивановны и сделал вид, что он с нею не знаком, но тут же выскочил из комнаты и потребовал, чтобы хозяйка пересадила его подальше, по другую сторону стола… Да, Марину Ивановну многие боялись и избегали с ней встречаться. Так, поэтесса Надежда Павлович, совсем уже старенькая, говорила мне с грустью, что ей тогда, в те годы, очень хотелось ...
    3. Кудрова Ирма: Поговорим о странностях любви: Марина Цветаева
    Входимость: 26. Размер: 71кб.
    Часть текста: оказалось нелегко. И даже невозможно. Не из-за того, что их так много (очень много!), и не из-за их противоречивости (в них внятно просматривается своя последовательность), а потому, главным образом, что в необычайно богатом мире Цветаевой обнаружилось неисчислимое количество граней любовного чувства. И каждая, как сказала бы Цветаева, важнее другой. Так что нелегко отобрать среди них наиважнейшие. В предлагаемом далее тексте — много цитат; может показаться, что слишком много, но я делаю это осознанно, ибо слишком необычен предмет. При опосредованной передаче во многих случаях было бы труднее ощутить искренность сказанного. 1 Не знаю, насколько правомерно назвать странностью «многолюбие» Цветаевой. Но в самом деле, в ее биографии поражает чуть ли не непрерывная череда влюбленностей, и не только в молодые годы, но и в возрасте, что называется, почтенном. Банальная странность, можно было бы сказать — если бы речь шла о мужчине, — и все выглядит иначе, если мы говорим о женщине. Традиционная мораль неодобрительно сдвигает брови, и успехи эмансипации ни на йоту не смягчают ее оценок. Можно, правда, напоминать об особенностях «творческих» женщин вроде Жорж Санд, например, однако сколько-нибудь серьезно это делу не помогает. Если бы Цветаева просто была...
    4. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 2. 1923-й
    Входимость: 23. Размер: 140кб.
    Часть текста: в левое окно: скоро мелькнет на пригорке шпиль костела, он будет хорошо виден из вагона. Это и есть Горние Мокропсы. Так назывались эти места в то время, когда здесь жила Цветаева, — теперь это Вшеноры первые. От станции Вшеноры туда надо пройти ровно километр асфальтовой дорогой вдоль железнодорожного полотна — и потом подняться вверх. Вот и костел. Вокруг него — маленькое старинное кладбище. А сразу позади кладбища начинается улочка, которая ползет влево вверх еще выше; она называется по-чешски «В халупках». Вот туда нам и надо. Дом, в котором; жила М. Цветаева. Горние Мокропсы Пройдем несколько добротных каменных домов с красивыми ухоженными двориками. Одноэтажная «халупка» под номером 051 и будет та, в которой более полувека назад жила Марина Цветаева. Конечно, дом много раз ремонтировался, его расширили пристройками, и теперь это уже не крайний дом в деревне, как было тогда. Появились новые улочки, еще выше взобравшиеся на холм. Улочки теперь покрыты асфальтом, как и дорога внизу; около многих домов стоят чистенькие яркие легковые автомобили....
    5. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Пастернак
    Входимость: 23. Размер: 85кб.
    Часть текста: Цветаевой отношения с Борисом Пастернаком явились уникальными, не похожими ни на какие другие. Если с героями ее увлечений все казалось – и оказывалось – преувеличенным, то теперь, даже поднимаясь на самые гиперболические высоты, чувства оставались вровень им обоим – и Цветаевой, и Пастернаку. Свалившись летом 1922 года, как снег на голову, первым письмом Пастернака и его книгой «Сестра моя – жизнь», отношения видоизменялись: то, как море, завладевали всей жизнью до самого горизонта, то превращались в едва бьющийся, но живой родник, – но никогда не иссякли совсем, протянулись до их последних дней. Можно с уверенностью сказать, что в жизни Цветаевой это были самые значительные человеческие отношения. И с уверенностью – что для нее они были значительнее, чем для Пастернака. Они не укладываются в обычные мерки. Была ли то страсть или дружба, творческая близость или эпистолярный роман? Все вместе, неразрывно, питая и усиливая одно другое. В их отношениях каждый предстает в полном объеме своего человеческого облика и возможностей. Это удивительно, ибо в плане реальном: жизненных встреч, бытовых подробностей – связь Цветаевой с Пастернаком выглядит эфемерной, придуманной – полетом фантазии. Несколько – всегда случайных – встреч в Москве, до отъезда Цветаевой. Внезапное потрясение поэзией: Пастернака – «Верстами», Цветаевой – «Сестрой...». Восторг, чувство невероятной близости и понимания, настоящая дружба через границы – в стихах и письмах. Дважды – разминовение в Берлине: когда Цветаева уехала, не дождавшись его приезда, и когда она не смогла приехать проститься с Пастернаком перед его возвращением в Россию. Планы встреч – заведомо нереальные, но внушающие...

    © 2000- NIV