• Приглашаем посетить наш сайт
    Ахматова (ahmatova.niv.ru)
  • Cлово "СЛОВО"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: СЛОВАМИ, СЛОВАМ, СЛОВА, СЛОВОМ

    1. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Поездка к Горькому встреча с Мариной
    Входимость: 74. Размер: 238кб.
    2. Рядчикова Е. Н., Ахмадеева С. А.: Аппликативная метафора как особенность идиостиля Марины Цветаевой
    Входимость: 56. Размер: 113кб.
    3. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Последнее о Марине
    Входимость: 54. Размер: 123кб.
    4. Бродский И. А.: Об одном стихотворении
    Входимость: 46. Размер: 118кб.
    5. Сводные тетради. Тетрадь первая. (Страница 4)
    Входимость: 44. Размер: 50кб.
    6. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Сергей Яковлевич
    Входимость: 43. Размер: 156кб.
    7. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Чехия 1923-й
    Входимость: 43. Размер: 119кб.
    8. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Только в огне пою!" (1919 — февраль 1921)
    Входимость: 40. Размер: 161кб.
    9. «Поэты с историей и поэты без истории»
    Входимость: 37. Размер: 80кб.
    10. Омри Ронен: "Молвь"
    Входимость: 37. Размер: 31кб.
    11. Записная книжка № 5, 1918—1919 гг.
    Входимость: 37. Размер: 134кб.
    12. Слоним Марк: О Марине Цветаевой
    Входимость: 36. Размер: 127кб.
    13. Дом у Старого Пимена
    Входимость: 35. Размер: 97кб.
    14. Геворкян Татьяна: Несколько холодных великолепий о Москве (Марина Цветаева и Осип Мандельштам)
    Входимость: 35. Размер: 85кб.
    15. Поэт-альпинист
    Входимость: 33. Размер: 64кб.
    16. Записная книжка № 8, 1920-1921 гг. Страница 2
    Входимость: 33. Размер: 66кб.
    17. Гаспаров М. Л.: Марина Цветаева - от поэтики быта к поэтике слова
    Входимость: 33. Размер: 25кб.
    18. Поэт о критике
    Входимость: 33. Размер: 63кб.
    19. Фокин Павел: Цветаева без глянца (Ознакомительный фрагмент). 1922. "Геликон" (Абрам Вишняк)
    Входимость: 32. Размер: 33кб.
    20. Табаченко Л. В.: М. Цветаева "Читатели газет". Анализ типов выдвижения как один из принципов декодирования поэтического текста
    Входимость: 32. Размер: 25кб.
    21. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Роднее бывшее — всего…" (1930–1936). 1936-й
    Входимость: 32. Размер: 52кб.
    22. Кудрова Ирма: Гибель Марины Цветаевой. Елабуга
    Входимость: 30. Размер: 133кб.
    23. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Последняя Москва (март 1921 — май 1922)
    Входимость: 30. Размер: 139кб.
    24. Флорентийские ночи
    Входимость: 30. Размер: 52кб.
    25. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 4. Эвридика (1922–1926). "Поэзия Умыслов"
    Входимость: 30. Размер: 126кб.
    26. «Кедр»
    Входимость: 29. Размер: 64кб.
    27. Кудрова Ирма: Путь комет. Разоблаченная морока. Глава 5. Елабуга
    Входимость: 29. Размер: 138кб.
    28. Белкина Мария: Скрещение судеб. Безмерность в мире мер
    Входимость: 29. Размер: 123кб.
    29. Мой Пушкин
    Входимость: 29. Размер: 83кб.
    30. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 2. "Я и мир" (1913–1916). "Последний год старого мира"
    Входимость: 28. Размер: 64кб.
    31. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Крылатая душа поэта (1917–1918)
    Входимость: 28. Размер: 117кб.
    32. Записная книжка № 4, 1917—1918 гг.
    Входимость: 28. Размер: 83кб.
    33. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Романтический театр Цветаевой (1918–1919)
    Входимость: 28. Размер: 72кб.
    34. Пушкин и Пугачев
    Входимость: 27. Размер: 63кб.
    35. Белкина Мария: Скрещение судеб. Мур
    Входимость: 27. Размер: 151кб.
    36. Фокин Павел: Цветаева без глянца (Ознакомительный фрагмент). Ремесло
    Входимость: 27. Размер: 27кб.
    37. Кудрова Ирма: Третья версия. Еще раз о последних днях Марины Цветаевой
    Входимость: 27. Размер: 115кб.
    38. Из записных книжек и тетрадей
    Входимость: 26. Размер: 96кб.
    39. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 1. "Гимназистка" (1908–1912). "Любовь к словам"
    Входимость: 26. Размер: 31кб.
    40. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Оползающая глыба" (1928–1929)
    Входимость: 26. Размер: 102кб.
    41. Герой труда (записи о Валерии Брюсове). (Часть 2)
    Входимость: 25. Размер: 80кб.
    42. Гаспаров М. Л.: "Поэма Воздуха" Марины Цветаевой - опыт интерпретации
    Входимость: 25. Размер: 58кб.
    43. Сводные тетради. Тетрадь первая. (Страница 6)
    Входимость: 25. Размер: 41кб.
    44. Булич В.: О новых поэтах
    Входимость: 25. Размер: 19кб.
    45. Кудрова Ирма: Дом на горе
    Входимость: 24. Размер: 113кб.
    46. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. После России
    Входимость: 24. Размер: 111кб.
    47. Записная книжка № 1, 1913—1914 гг. Страница 2
    Входимость: 24. Размер: 56кб.
    48. Сводные тетради. Тетрадь первая
    Входимость: 24. Размер: 52кб.
    49. Записная книжка № 8, 1920-1921 гг. Страница 4
    Входимость: 24. Размер: 54кб.
    50. Записная книжка № 1, 1913—1914 гг.
    Входимость: 23. Размер: 57кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Поездка к Горькому встреча с Мариной
    Входимость: 74. Размер: 238кб.
    Часть текста: Где-то рядом стоят в памяти молодое лицо Скитальца, темная шевелюра Андреева, клочковатая седая борода Толстого, ибсеновские очки. Но это лицо родней. Отчего? Оттого,что мама так его любит? Оттого,что похож на мальчика? Озорной великан из сказки? В котором не великанье – главное, а великанье его озорство. Вот еще один – из тех, из богатырей моего детства, – Шаляпин! Сказочный голос – громче всех голосов на свете, это я знаю. И что в театре – волшебник: превращается во всех, в кого хочет. И даже они чем-то похожи: у обоих носы сходные, с лукавинкой у ноздрей. И оба они – «из народа». У обоих – дерзкие глаза. (Так Муся глядит, когда сердится.) Да… И все-таки – Горький роднее Шаляпина. Оттого ли,что мама нам читала «Челкаш»? Что мама больше говорит о Горьком, чем о Шаляпине? Пытаюсь понять – сейчас, шесть десятилетий спустя. Не шаляпинская разудалость плеч, позы, плоти, движимая «все мне можно» -таланта безмерного. Иная стать у горьковского озорства: совершенно серьезная, – почти жертвенная: бой с миром. Мне было лет пять. Жизнь, как в театре, раздвигала свои декорации – голоса споривших в кабинете отца сплетались с маминым «Потонувшим колоколом», непонятно кричали: «педель», «сходка», «нагайки», «Лев Николаевич»… Было поздно, мать гнала спать… День. У осеннего окна я с внезапной ненавистью гляжу на городового, всегда шутившего с нами, детьми, толстяка, и в общей тоске со всем домом жду приезда отца (уехал хлопотать за репетитора брата, студента). По окну серебряно ползут струйки дождя. Вот на фоне этих тревожных серебряных струек стоит в моей памяти ширококостная и легкая фигура юного Горького, непонятная и родная, за годы и годы до первой его прочтенной строки. Спасибо горьковскому архиву: оно лежит...
    2. Рядчикова Е. Н., Ахмадеева С. А.: Аппликативная метафора как особенность идиостиля Марины Цветаевой
    Входимость: 56. Размер: 113кб.
    Часть текста: несоответствии он вынужден смотреть на вещи по-орлиному зорко и объясняться мгновенными <...> озарениями. Это и есть поэзия. Метафоризм – стенография большой личности, скоропись ее духа. Б. Л. Пастернак Лингвистический анализ творческого наследия Марины Цветаевой стал возможен благодаря высокому уровню развития современного языкознания, уделяющего особое внимание человеческому фактору в языке и помогающим раскрытию его сущности категориям: языковой картине мира, языковой личности автора, индивидуальному художественному значению слова, идиолекту, идиостилю; ассоциативной сети скрытых (имплицитных) смыслов в тексте, авторской пунктуации, специфическим синтаксическим конструкциям и др. Слово в цветаевском тексте «живет» в неразрывном смысловом единстве с другими словами, «обрастая» новыми смыслами, обусловленными поэтическим мировосприятием автора. Эти смыслы проявляются не только в ближайшем словесном окружении, но и в контексте всего произведения — и шире — всего творчества М. И. Цветаевой, поскольку слово «концентрирует в себе личностные ценности, становится символом ...
    3. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Последнее о Марине
    Входимость: 54. Размер: 123кб.
    Часть текста: два года скрывали, как осторожно, частями мне шла о ней правда, как – когда я смогла – поехать в город ее беды, что я там узнала и как собрала по каплям рассказы о ней – от людей, Марину без меня знавших. Я обошла всех, кого успела застать, и все тщательно записала. Лето 1943 года, в разгар войны, я была на Дальнем Востоке. Я пыталась сесть в поезд на станции Известковая. Но не смогла, вернулась назад. И вот тут мне дали письмо. Я давно не имела писем. Оно было от старшей сестры моей Лёры, маленькое письмо из Тарусы. Как я обрадовалась! Сперва об одном, о другом… Потом слова: «Муси, автора «Волшебного Фонаря», нет на свете. Сын ее где-то на Кавказе, с Союзом писателей». Я прочла, перечла – и в негодовании: «Вздор! Слух… Марина не могла умереть!» Не поверила! Все во мне – все живые силы, как мускул, напряглись против этой нелепой вести! Этого не могло быть! Теперь, когда она здесь, на родине, мы будем наконец вместе, – и теперь бы она вдруг – умерла? Просто Лёра от нее далеко, война, все в разброде, мало ли что выдумают! Я сложила письмо. Но тайная тревога терзала. Я стала писать всем, спрашивать. И пока все – до одного –...
    4. Бродский И. А.: Об одном стихотворении
    Входимость: 46. Размер: 118кб.
    Часть текста: в связи с утратой, но и поводом для рассуждений более общего порядка о феномене смерти как таковом. Оплакивая потерю (любимого существа, национального героя, друга или властителя дум), автор зачастую оплакивает - прямым, косвенным, иногда бессознательным образом - самого себя, ибо трагедийная интонация всегда автобиографична. Иными словами, в любом стихотворении "На смерть" есть элемент автопортрета. Элемент этот тем более неизбежен, если оплакиваемым предметом является собрат по перу, с которым автора связывали чересчур прочные - подлинные или воображаемые - узы, что-бы автор был в состоянии избежать искушения отождествить себя с предметом стихотворения. В борьбе с данным искушением автору мешают ощущение профессиональной цеховой принадлежности, самый несколько возвышенный характер темы смерти и, наконец, сугубо личное, частное переживание потери: нечто отнято у тебя - стало быть, ты имеешь к этому отношение. Возможно, единственным недостатком этих во всех отношениях естественных и уважения достойных чувств является тот факт, что мы узнаем больше об авторе и его отношении к возможной собственной смерти, нежели о том, что действительно произошло с другим...
    5. Сводные тетради. Тетрадь первая. (Страница 4)
    Входимость: 44. Размер: 50кб.
    Часть текста: - Я отменяю эти шлепки (фр.).] (Ариадна Скрябина в детстве) * Март 1921 г. - пробуждение у Али любознательности (март, к<оторо>го в моей жизни никогда не было). * Аля, читающая книгу про птиц и зверей: - М.! Я ведь птиц люблю, а не органы! * Предисловие к Егорушке: Житие Егория Храброго мною не вычитано и не выдумано. Оно мне примечталось. Таким и даю. МЦ. или, короче: Егорий Храбрый - примечтавшееся житиe - * Волосы - после мытья - звенят. * Аля: - М.! Ее душа не полетит не потому что она грешная, а потому что она грузная. Ее душа - плоть. * Заложенное в тетрадку начало письма к Э<ренбур>гу: Москва, 7-го нов<ого> марта 1922 г. Мой дорогой! Сегодня у меня блаженный день: никуда не ходила, шила тетрадку для Егорушки (безумно-любимая вещь, к которой рвусь уж скоро год) и писала стихи. И теперь, написав С., пишу Вам. - Все счастья сразу! - Как когда слушаешь музыку. (Там - все реки сразу.) Писала стихи Масляница, трепаные как она сама. Сегодня за моим столом - там, где я сейчас сижу, сидел Чабров. Я смотрела на него сверху: на череп, плечо, пишущую руку - и думала: так я буду стоять над пишущим Э<ренбур>гом и тоже буду думать свое. Чабров мой приятель: умный, острый, впивающийся в комический бок вещей (особенно мировых катастроф!) прекрасно понимающий стихи, очень причудливый, любящий всегда самое неожиданное - и всегда до страсти! - лучший друг покойного Скрябина. Захожу к нему обычно после 12 ч. ночи, он как раз топит печку, пьем кофе, взаимоиздеваемся над нашими отъездами (- Ну, как Ваш? - А Ваш - как?) никогда не говорим всерьез, оба до задыхания ненавидим русскую интеллигенцию. Но он - дворянин, умеющий при необходимости жить изнеженной жизнью [NB! Только и умеющий! (и обращать других в рабство). Его Корсика. 1932 г.], а я? кто я? даже не богема. У него памятное лицо: глаза как дыры (гиэна или шакал), голодные и горячие, но не тем (мужским) - бесовским! жаром, отливающий лоб и оскал островитянина. При изумительном - как говорят -...

    © 2000- NIV