• Приглашаем посетить наш сайт
    Толстой (tolstoy-lit.ru)
  • Cлово "ПОЭТ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ПОЭТОВ, ПОЭТА, ПОЭТЫ, ПОЭТОМ

    1. Геворкян Татьяна: Несколько холодных великолепий о Москве (Марина Цветаева и Осип Мандельштам)
    Входимость: 137. Размер: 85кб.
    2. Геворкян Татьяна: Поэт с историей или поэт без истории?
    Входимость: 118. Размер: 57кб.
    3. Поэт о критике
    Входимость: 114. Размер: 63кб.
    4. «Искусство при свете совести»
    Входимость: 105. Размер: 65кб.
    5. «Поэты с историей и поэты без истории»
    Входимость: 99. Размер: 80кб.
    6. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 5. Уединение (1926–1941). Поэт и время
    Входимость: 95. Размер: 75кб.
    7. Воронин Леонид: "Услышать... для поэта — уже ответить"
    Входимость: 92. Размер: 91кб.
    8. Хакен Георг: Я вечности не приемлю (пьеса о Цветаевой)
    Входимость: 91. Размер: 67кб.
    9. Поэт-альпинист
    Входимость: 83. Размер: 64кб.
    10. Бродский И. А.: Об одном стихотворении
    Входимость: 79. Размер: 118кб.
    11. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Последняя Москва (март 1921 — май 1922)
    Входимость: 67. Размер: 139кб.
    12. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 4. Эвридика (1922–1926). "Поэзия Умыслов"
    Входимость: 66. Размер: 126кб.
    13. Саакянц Анна: "Проза Марины Цветаевой"
    Входимость: 65. Размер: 31кб.
    14. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Крылатая душа поэта (1917–1918)
    Входимость: 63. Размер: 117кб.
    15. «Поэт и время»
    Входимость: 62. Размер: 38кб.
    16. Саакянц Анна: "Марина Цветаева"
    Входимость: 62. Размер: 76кб.
    17. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Чехия 1923-й
    Входимость: 62. Размер: 119кб.
    18. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Только в огне пою!" (1919 — февраль 1921)
    Входимость: 61. Размер: 161кб.
    19. Рядчикова Е. Н., Ахмадеева С. А.: Аппликативная метафора как особенность идиостиля Марины Цветаевой
    Входимость: 60. Размер: 113кб.
    20. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Мой Пушкин
    Входимость: 59. Размер: 86кб.
    21. Миндлин Эм.: Из книги "Необыкновенные собеседники"
    Входимость: 57. Размер: 86кб.
    22. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 5. Уединение (1926–1941). Пушкин и Пастернак
    Входимость: 57. Размер: 53кб.
    23. «Эпос и лирика современной России»
    Входимость: 54. Размер: 54кб.
    24. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 5. Уединение (1926–1941). "Самое крупное имя"
    Входимость: 54. Размер: 73кб.
    25. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Звездный год" во Франции (ноябрь 1925 — 1926). Париж
    Входимость: 51. Размер: 73кб.
    26. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Роднее бывшее — всего…" (1930–1936). 1932-й
    Входимость: 48. Размер: 44кб.
    27. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 5. Медон
    Входимость: 44. Размер: 124кб.
    28. Мой ответ Осипу Мандельштаму
    Входимость: 43. Размер: 35кб.
    29. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Оползающая глыба" (1928–1929)
    Входимость: 42. Размер: 102кб.
    30. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Роднее бывшее — всего…" (1930–1936). 1934-й
    Входимость: 42. Размер: 65кб.
    31. История одного посвящения
    Входимость: 41. Размер: 76кб.
    32. Геворкян Татьяна: "Дарующий отлив" весны 1926 года
    Входимость: 40. Размер: 72кб.
    33. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Спор о детстве
    Входимость: 40. Размер: 62кб.
    34. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Борис – Георгий – Барсик... – Мур!
    Входимость: 40. Размер: 83кб.
    35. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Пастернак
    Входимость: 39. Размер: 85кб.
    36. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Пустыня 1927-го
    Входимость: 38. Размер: 50кб.
    37. Орлов В. Н.: "Сильная вещь — поэзия"
    Входимость: 38. Размер: 31кб.
    38. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Звездный год" во Франции (ноябрь 1925 — 1926). Вандея и конец года
    Входимость: 38. Размер: 72кб.
    39. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 4. Эвридика (1922–1926). "Поэт о критике"
    Входимость: 38. Размер: 43кб.
    40. Герой труда (записи о Валерии Брюсове)
    Входимость: 37. Размер: 39кб.
    41. Скатова Людмила: "Терновый венец"
    Входимость: 36. Размер: 66кб.
    42. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Роднее бывшее — всего…" (1930–1936). 1936-й
    Входимость: 36. Размер: 52кб.
    43. Саакянц Анна: "Два поэта — две женщины — две трагедии"
    Входимость: 35. Размер: 37кб.
    44. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Роднее бывшее — всего…" (1930–1936). 1931-й
    Входимость: 35. Размер: 50кб.
    45. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Роднее бывшее — всего…" (1930–1936). 1933-й
    Входимость: 35. Размер: 52кб.
    46. Саакянц Анна: "Три Москвы Марины Цветаевой"
    Входимость: 34. Размер: 27кб.
    47. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Сергей Яковлевич
    Входимость: 33. Размер: 156кб.
    48. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 5. Уединение (1926–1941). Эпос
    Входимость: 32. Размер: 84кб.
    49. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Версты одного года (1916)
    Входимость: 32. Размер: 71кб.
    50. Саакян Анна: Поэзия и правда Марины Цветаевой
    Входимость: 32. Размер: 19кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Геворкян Татьяна: Несколько холодных великолепий о Москве (Марина Цветаева и Осип Мандельштам)
    Входимость: 137. Размер: 85кб.
    Часть текста: и Осип Мандельштам Начать, пожалуй, стоит с самого конца — с последнего обращения Цветаевой к Мандельштаму. В 1933 году, через 18 лет после их встречи в Коктебеле и через 17 лет после посвященных друг другу стихов, Цветаева в статье «Поэты с историей и поэты без истории» отнесла Мандельштама (наряду с Ахматовой и Пастернаком) к поэтам без истории — к чистым лирикам, глядящимся в себя, а не в мир, читающим в себе, а не в валах истории, шуме времени, чужих глазах. Напомню вкратце, в чем суть цветаевской типологии. Если «поэты с историей прежде всего — поэты темы», «поэты воли», выбора и цели, поэты-путники («пешеходы»), наделенные «инстинктом своей генеральной линии», открывающие «себя через все явления, которые встречают на своем пути, в каждом новом шаге и каждой новой встрече», то поэты без истории («поэты-столпники») прежде всего — поэты чувства, они, «в большинстве своем, — дети... очень ранней проницательности — прозрения своей обреченности на лирику», поэты «с неусыпным ощущением судьбы, то есть себя», наделенные мощным «инстинктом чужого», инстинктом ограждения себя от всего чужеродного, отвлекающего, в их судьбе случайного, поэты, пришедшие в мир «не узнавать, а сказать », ибо «они уже все», что могут знать, «знают отродясь». Свое «я» для поэтов без истории и есть мир, весь человеческий мир («общество, семья, мораль, господствующая церковь, наука, здравый смысл, любой вид власти»), тогда как «я» поэтов с историей «равно миру» — «от человеческого до вселенского». Цветаева называет только двух поэтов с историей...
    2. Геворкян Татьяна: Поэт с историей или поэт без истории?
    Входимость: 118. Размер: 57кб.
    Часть текста: и волнующий, ознаменован для нас еще и тем, что именно он был выбран когда-то дочерью Марины Цветаевой Ариадной Сергеевной Эфрон как время открытия материнского архива. Что принесет он нам, угадать, конечно же, трудно, но думается, что любители сенсаций будут во многом разочарованы, останутся, так сказать, с пустыми руками. Зато несуетный исследовательский интерес будет вознагражден новыми материалами, дополняющими и оттеняющими уже известное, воспринято и понятое, уже изученное, легшее в основу разных по объему и содержательности, по весомости и серьезности работ о творчестве и жизни Марины Цветаевой. Многое, вероятно, нужно будет прочитать заново — уже с учетом всех сохраненных временем и до времени недоступных цветаевских текстов. Впрочем, уже и теперь, после выхода в свет двух томов «Неизданного», возникла возможность и потребность, сверившись с «новой» Цветаевой, до-понять, до-узнать Цветаеву «прежнюю» 1 . Настоящая статья так и задумывалась, так и строилась: на параллельном, взаимодополняющем, перекликающемся чтении мемуарной, портретно-аналитической и эпистолярной прозы Цветаевой, с одной стороны, и записей, перенесенных из разрозненных тетрадей разных лет в «Сводные тетради» 2 , — с другой. А вопрос, вынесенный в заглавие, был неизменным стержнем своеобразного этого диалога, хотя поначалу может показаться, что речь, собственно, не о нем. «... По существу, нет поэтов, а есть поэт, — сказала Марина Цветаева, — один и тот же с начала и до конца мира, сила, окрашивающаяся в цвета данных времен, племен, стран, ...
    3. Поэт о критике
    Входимость: 114. Размер: 63кб.
    Часть текста: Бывали примеры. Хотя бы посредственная лирика громадного критика Сент-Бева. Но, во-первых, Сент-Бев писать перестал, то есть поступил по отношению к себе, поэту, именно как большой критик: оценив, осудил. Во-вторых, даже - пиши он дальше, Сент-Бева, слабого поэта, покрывает Сент-Бев, большой критик, вождь и пророк целого поколения. Стихи - слабость большого человека, не больше. В порядке слабости и в порядке исключения. Большому - чего не простишь! Но вернемся к достоверностям. Сент-Бев, за плечами которого большое творческое деяние, стихи писать перестал, то есть - поэта в себе отверг. N, за которым никакого деяния нет, не перестает, то есть на себе, как на поэте, упорствует. Сильный, имевший право на слабость, это право презрел. Слабый, этого права не имевший, на нем провалился. - Судья, казни себя сам! Приговор над собой, поэтом, громадного критика Сент-Бева - мне порукой, что он плохого во мне не назовет хорошим (помимо авторитета - оценки сходятся: что ему - плохо, то мне). Суд Сент-Бева, критика, над Сент-Бевом, поэтом - дальнейшая непогрешимость и неподсудность критика. Поощрение же посредственным критиком N посредственного поэта в себе - мне порукой, что он хорошее во мне назовет и плохим (помимо недоверия к голосу - оценки не сходятся: если это хорошо, то мое, конечно, плохо). Ставь мне в пример Пушкина, - я, пожалуй, промолчу и, конечно, задумаюсь. Но не ставь мне в пример N - не захочу, а рассмеюсь! (Что стихи стихотворного, умудренного всеми чужими ошибками, критика, как не образцы? Не погрешности же? Каждый, кто печатает, сим объявляет: хорошо. Критик, печатающий, сим объявляет - образцово. Посему: единственный поэт, не заслуживающий снисхождения - критик, как единственный подсудимый, не заслуживающий снисхождения - судья. Сужу только судей.) Самообольщение N-поэта - утвержденная погрешимость и подсудность N-критика. Не осудив себя, стал подсудным, и нас, подсудимых, обратил в судей. Просто плохого поэта N я судить не буду. На...
    4. «Искусство при свете совести»
    Входимость: 105. Размер: 65кб.
    Часть текста: обратное греху, греха современность не знает, понятие грех современность замещает понятием вред. Стало быть, о святости искусства у атеиста речи быть не может, он будет говорить либо о пользе искусства, либо о красоте искусства. Посему, настаиваю, речь моя обращена исключительно к тем, для кого - Бог - грех - святость - есть. Если атеист заговорит о высоте искусства, речь моя, отчасти, будет относиться и к нему. ЧТО ТАКОЕ ИСКУССТВО? Искусство есть та же природа. Не ищите в нем других законов, кроме собственных (не самоволия художника, не существующего, а именно законов искусства). Может быть - искусство есть только ответвление природы (вид ее творчества). Достоверно: произведение искусства есть произведение природы, такое же рожденное, а не сотворенное. (А вся работа по осуществлению? Но земля тоже работает, французское «la terre en travail» [«Земля в работе» ( фр .).]. А само рождение - не работа? О женском вынашивании и вынашивании художником своей вещи слишком часто упоминалось, чтобы на нем настаивать: все знают - и все верно...
    5. «Поэты с историей и поэты без истории»
    Входимость: 99. Размер: 80кб.
    Часть текста: в течение двух десятилетий, из которых три года будут отданы мировой войне, еще три - гражданской, и еще двенадцать - строительству нового мира - и какому еще строительству! после какой разрухи! И лишь два первых года этих десятилетий будут принадлежать самому человеку, самому поэту, будто даны ему для того, чтоб научился дышать, чтобы вдохнул запас воздуха для всего, что последует дальше, когда он уже не сможет свободно, полной грудью лиры дышать. Каким же может стать лирическое двадцатилетие такого двадцатилетия исторического? И такой же вопрос, с заменой «может быть» на «могло быть», поставим перед собой в конце протекающего пятидесятилетия, когда мы, современники Пастернака, и сам Пастернак, все наши исторические и личные судьбы будут видны как на ладони, когда мы войдем в область преданий и перестанем быть, мы - пройдем. Будущее как область преданий о нас и прошлое как область гаданий о нас (хотя иногда и кажется наоборот). Настоящее же - краткое и крохотное поле реальной деятельности. Попробуем же с этой маленькой сцены настоящего ответить им - гаданию и преданию - и вам! Борис Пастернак - поэт без развития. Он сразу начал с себя самого и никогда себе не изменял. Что вообще такое «я» поэта? Или шире, нет, пожалуй, - уже. Что такое языковое «я» поэта? Ведь словарь - не просто порядок слов. Сочетание «гоголевский период» мы узнаем прежде, чем уловим смысл каждого из этих двух слов. Поэтическое «я» - это, по-видимому, «я» человеческое, проступающее в строе речи. Стихи часто являют нам нечто скрытое, приглушенное и совсем заглушенное, чего и сам-то человек в себе не знал. Он бы и не узнал это о себе, если бы не стихотворчество. Действие сил, неведомых действующему и...

    © 2000- NIV