• Приглашаем посетить наш сайт
    Толстой (tolstoy-lit.ru)
  • Cлово "МУРА"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: МУР, МУРУ, МУРЕ, МУРЫ

    1. Белкина Мария: Скрещение судеб. Мур
    Входимость: 233. Размер: 151кб.
    2. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Сын
    Входимость: 170. Размер: 87кб.
    3. Белкина Мария: Скрещение судеб. Гляжу и вижу одно: конец
    Входимость: 83. Размер: 143кб.
    4. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Последнее о Марине
    Входимость: 76. Размер: 123кб.
    5. Хакен Георг: Я вечности не приемлю (пьеса о Цветаевой). Действие второе
    Входимость: 44. Размер: 61кб.
    6. Сводные тетради. Тетрадь третья. (Страница 10)
    Входимость: 40. Размер: 31кб.
    7. Кудрова Ирма: Путь комет. Разоблаченная морока. Глава 5. Елабуга
    Входимость: 39. Размер: 138кб.
    8. Белкина Мария: Скрещение судеб. Болшевское заточение
    Входимость: 38. Размер: 100кб.
    9. Белкина Мария: Скрещение судеб. Перед лицом стылого окна
    Входимость: 38. Размер: 113кб.
    10. Белкина Мария: Скрещение судеб. Меня все меньше
    Входимость: 38. Размер: 116кб.
    11. Сводные тетради. Тетрадь третья. (Страница 6)
    Входимость: 37. Размер: 24кб.
    12. Кудрова Ирма: Гибель Марины Цветаевой. Елабуга
    Входимость: 35. Размер: 133кб.
    13. Сводные тетради. Тетрадь третья
    Входимость: 34. Размер: 38кб.
    14. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Борис – Георгий – Барсик... – Мур!
    Входимость: 34. Размер: 83кб.
    15. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Сергей Яковлевич
    Входимость: 34. Размер: 156кб.
    16. Кудрова Ирма: Третья версия. Еще раз о последних днях Марины Цветаевой
    Входимость: 32. Размер: 115кб.
    17. Анри Труайя. Марина Цветаева. XVII. Зачем жить?
    Входимость: 30. Размер: 40кб.
    18. Сводные тетради. Тетрадь третья. (Страница 4)
    Входимость: 28. Размер: 44кб.
    19. Фокин Павел: Цветаева без глянца (Ознакомительный фрагмент). Мур (сын Георгий Сергеевич Эфрон)
    Входимость: 28. Размер: 23кб.
    20. Катаева-Лыткина Надежда: 145 дней после Парижа
    Входимость: 27. Размер: 48кб.
    21. Записная книжка № 14, 1932-1933 гг.
    Входимость: 26. Размер: 50кб.
    22. Сводные тетради. Тетрадь третья. (Страница 2)
    Входимость: 24. Размер: 24кб.
    23. Сводные тетради. Тетрадь четвертая. (Страница 3)
    Входимость: 24. Размер: 30кб.
    24. Сводные тетради. Тетрадь третья. (Страница 3)
    Входимость: 22. Размер: 23кб.
    25. Сводные тетради. Тетрадь третья. (Страница 8)
    Входимость: 22. Размер: 34кб.
    26. Белкина Мария: Скрещение судеб. По докладной секретаря
    Входимость: 22. Размер: 77кб.
    27. Сводные тетради. Тетрадь третья. (Страница 5)
    Входимость: 22. Размер: 33кб.
    28. Цветаева М. И. - Колбасиной-Черновой О. Е., 10 мая 1925 г.
    Входимость: 21. Размер: 12кб.
    29. Сводные тетради. Тетрадь третья. (Страница 7)
    Входимость: 21. Размер: 27кб.
    30. Гордон Нина: Меня она покорила сразу простотой обращения
    Входимость: 20. Размер: 28кб.
    31. Записная книжка № 14, 1932-1933 гг. Страница 4
    Входимость: 17. Размер: 43кб.
    32. Хакен Георг: Я вечности не приемлю (пьеса о Цветаевой)
    Входимость: 17. Размер: 67кб.
    33. Кудрова Ирма: Гибель Марины Цветаевой. Приложение II
    Входимость: 17. Размер: 49кб.
    34. Белкина Мария: Скрещение судеб. Безмерность в мире мер
    Входимость: 17. Размер: 123кб.
    35. Кудрова Ирма: Гибель Марины Цветаевой. Болшево
    Входимость: 16. Размер: 119кб.
    36. Бояджиева Л.: Марина Цветаева. Неправильная любовь. "Можно ли вернуться, в дом, который срыт?"
    Входимость: 15. Размер: 24кб.
    37. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 6. Кламар — Ванв
    Входимость: 15. Размер: 124кб.
    38. Кудрова Ирма: Путь комет. Разоблаченная морока. Глава 1. Болшево
    Входимость: 15. Размер: 90кб.
    39. Слоним Марк: О Марине Цветаевой
    Входимость: 15. Размер: 127кб.
    40. Белкина Мария: Скрещение судеб. В комнате Зоологического музея
    Входимость: 14. Размер: 80кб.
    41. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Уход (январь 1941-31 августа 1941). Елабуга
    Входимость: 14. Размер: 31кб.
    42. Бояджиева Л.: Марина Цветаева. Неправильная любовь. "Счастья — в дом! Любви без вымыслов!"
    Входимость: 14. Размер: 12кб.
    43. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. 3. Анна Саакянц. Письмо к А. И. Цветаевой от 31 августа 1981 г.
    Входимость: 14. Размер: 19кб.
    44. Анри Труайя. Марина Цветаева. XVI. Открытие СССР
    Входимость: 13. Размер: 75кб.
    45. Записная книжка № 14, 1932-1933 гг. Страница 2
    Входимость: 13. Размер: 53кб.
    46. Сводные тетради. Тетрадь вторая. (Страница 10)
    Входимость: 13. Размер: 33кб.
    47. Цветаева М. И. - Штейгеру А. С., 3/4 сентября 1936 г.
    Входимость: 13. Размер: 13кб.
    48. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Московские загороды (июнь 1939 — июнь 1940). Полгода в Голицыне
    Входимость: 13. Размер: 60кб.
    49. Сводные тетради. Тетрадь вторая. (Страница 9)
    Входимость: 13. Размер: 24кб.
    50. Фокин Павел: Цветаева без глянца (Ознакомительный фрагмент). Мать
    Входимость: 12. Размер: 18кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Белкина Мария: Скрещение судеб. Мур
    Входимость: 233. Размер: 151кб.
    Часть текста: вперед — В свой край, в свой век, в свой час, — от нас… 1932 …Глаза блистают сталью. Не улыбается твой рот… [114] 1920 Похоронив мать… Но тут опять пошли слухи и толки — не хоронил! Откуда знают, что не хоронил? Со слов елабужской хозяйки кто-то разнес, а та и сама-то не ходила на похороны: «Если бы знать, что она такая знаменитая…» А кто по письму Мура толкует — он писал с фронта: «Мертвых я видел в первый раз в жизни: до сих пор я отказывался смотреть на покойников, включая М. И.», а значит, и не хоронил, делают вывод! А если все же хоронил, но не смотрел?! Гроб могли вынести из усыпальницы закрытым, закрытым везли, закрытым опустили в могилу. Не было церковного отпевания, не было гражданской панихиды, просто закопали… А даже если и подняли крышку, он мог отойти, и его вполне можно понять… По сведениям Али, которые ей удалось собрать в «вольный» ее год — 1948-й, проведенный в Рязани, Марину Ивановну хоронили те немногие, кто приехал с нею из Москвы; были и мальчишки — и Мур, и Соколовский, и Сикорский, только, к сожалению, они ничего уже не помнили. А в дневнике Мура никаких подробностей нет, записано только, что похоронили Марину Ивановну 2 сентября. 3 сентября вечером, с трудом добыв билет, на битком набитом пароходишке Мур отбыл из Елабуги. Его попутчиком оказался Юрий Оснос, доцент ИФЛИ, который возвращался в Чистополь, где была его жена Жанна Гаузнер. 4-го [115] ранним утром был Чистополь. Выгрузили вещи. Оснос повел Мура к себе домой, где его накормили завтраком, ...
    2. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Сын
    Входимость: 170. Размер: 87кб.
    Часть текста: о его неприятном характере, эгоизме, грубости – лишь шелуха, из которой выступают трагическое лицо и судьба одареннейшего мальчика, которому жизнь не дала состояться. Мур родился в непростой семье: мать – поэт, одержимый стихиями, отец – человек, всецело отдавшийся политике; эмиграция – бедность, отсутствие стабильности, жизнь между двумя языками... Он и рос необычным: физически и умственно развивался, значительно опережая сверстников. Главным действующим лицом его детства была мать. Они буквально не расставались: она была дома, заботилась о нем, проводила с ним время, читала ему, учила русскому языку, отводила и приводила из школы, брала по своим делам, в гости к своим знакомым... Может быть, подсознательно она пыталась заменить ему собою весь мир. Товарищей-ровесников у него практически не было. Он с малолетства на равных общался со взрослыми: мог вмешаться в разговор, перебить, начать спорить. Это ошарашивало, казалось странным и у многих вызывало неприязнь. Впрочем, судя по цветаевским записям, реплики Мура бывали и умны, и к месту. По-настоящему трагичным для мальчика оказалось внутреннее расхождение родителей, которые – сознательно? неосознанно? – разрывали его: мать стремилась вырастить его русским гуманистом, отец – советским патриотом. Учился он отлично, французский выучил сам, в...
    3. Белкина Мария: Скрещение судеб. Гляжу и вижу одно: конец
    Входимость: 83. Размер: 143кб.
    Часть текста: Марина Ивановна в тетрадь. Потом она скажет Эмику Казакевичу — когда они встретятся с ним в бухгалтерии Гослитиздата: — Как бы мне нужно было сейчас поменяться местами с Маяковским! Война застала Марину Ивановну за переводом Гарсиа Лорки, убитого фашистами в Гренаде в 1936 году. Кто-то сказал, чтобы убить Поэта — его надо убить дважды. Сначала убить физически, потом убить его песни, убить память о нем. Последнее не удается ни одному тирану, как бы могуществен он ни был. Убили Лорку, убили Мандельштама, а они живут! ПОЭТА — убить нельзя! Но сколько существует способов, простейших и изощреннейших, которыми у поэтов отнимают жизнь… 26 июня в тетради Марины Ивановны есть запись: «Попробуем последнего Гарсиа Лорку»… а дальше — дальше чистые страницы, дальше никаких записей нет и не будет. Последнего Гарсиа Лорку она так и не «попробует». Еще в первые дни войны по инерции она продолжает переводить — потом все оборвется. Переводить больше не для кого, не для чего. Она лишается своего единственного заработка. Журналам не до переводов. Бумага идет на военно-патриотическую литературу, на брошюры, листовки, фронтовые газеты, которые печатаются в воинских частях. Номера журналов сдваиваются, а будут месяцы, когда они и вовсе не будут выходить. В издательствах все планы рушатся. Редакции пустеют. Я зашла в журнал «Знамя»; там оставался уже только Юра Севрук, милейший парень, он страдал, что его задерживают, он боялся опоздать на войну. Он не опоздает, он успеет и погибнет… Он тогда сказал: — Вот как...
    4. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Последнее о Марине
    Входимость: 76. Размер: 123кб.
    Часть текста: слова: «Муси, автора «Волшебного Фонаря», нет на свете. Сын ее где-то на Кавказе, с Союзом писателей». Я прочла, перечла – и в негодовании: «Вздор! Слух… Марина не могла умереть!» Не поверила! Все во мне – все живые силы, как мускул, напряглись против этой нелепой вести! Этого не могло быть! Теперь, когда она здесь, на родине, мы будем наконец вместе, – и теперь бы она вдруг – умерла? Просто Лёра от нее далеко, война, все в разброде, мало ли что выдумают! Я сложила письмо. Но тайная тревога терзала. Я стала писать всем, спрашивать. И пока все – до одного – молчали, я (судьба была по-своему милостива!) – двадцать дней, все более под гипнозом мысли, спрашивала у судьбы одно: Марина ходит по земле – или… Я глядела на траву, у нее спрашивала. Вертикаль – или… но я договорить не могла. Так я ждала обуха или избавления – двадцать дней. Если бы я могла наблюдать и думать в те двадцать дней, когда отрава сомнений понемногу проникала в меня, я бы, может быть, сама подготовила себя к той вести, которая, отбрасывая вертикальность Марины, не шла, как и в том сне за два года до этих дней в Хабаровске: в начале сентября 1941 года я увидела сон, от которого проснулась потрясенная. В этом сне была весть о смерти – имени я не произнесла, не в силах признать, что мне такое приснилось, отодвигая весть, наяву усмиряя то, что во сне произвела на меня эта весть. Не называя, я, однако, не смогла определить его иначе, хоть обезопасив отдаленным определением, как «самая близкая женщина». Но я восстала против во сне пережитого, разметала его явью – нет, не явью, не происходившим в яви, в тот день, а состоянием яви, стряхнув его как непереносимое. Назвав недостоверным и невозможным, оттолкнула, чтобы продолжать жить. Это было за...
    5. Хакен Георг: Я вечности не приемлю (пьеса о Цветаевой). Действие второе
    Входимость: 44. Размер: 61кб.
    Часть текста: жить, мой друг Пеструха, В мире одному. Все туманно, все так сухо Сердцу и уму. Если б жизнь твою коровью Исковеркали б любовью, То тогда бы ты, Пеструха, Знала почему. - Есть в полях другие цветы, Опять вернутся в сердце мечты. О них грустить смешно, Пора простить давно. Бросьте ж хмуриться сурово, Видеть всюду тьму. - Что-то я тебя, корова, Толком не пойму. - Наклоните ближе ухо. - Утешай меня, Пеструха, Очень трудно без участья Сердцу моему. ЦВЕТАЕВА. Ну, слава тебе Господи, наконец-то миновали! Наконец-то выбрались из этого асфальтового ада. Я люблю чувствовать под ногой не асфальт, а землю и не шум слышать городской, а тишину загорода. (Юной поэтессе.) С вами удобно ходить, вы хорошо держите шаг. А мне казалось, что вы на своих высоких каблучках должны ходить неровно, с прискоком, по-дамски. По походке узнаёшь человека. ЮНАЯ ПОЭТЕССА. Марина Ивановна, вы рады, что вернулись в Россию? ЦВЕТАЕВА. Да, не смотря ни на что. Хотя в России всё теперь чужое. Ивраждебное мне. Даже люди. Я всем здесь чужая. Вот если бы я могла вернуться в Германию, в детство. Туда бы я хотела - там такие широкие площади и старинные готические здания. Без прошлого не может быть настоящего. История - это поэзия. Ты миру отдана на травлю, И счёта нет твоим врагам, Ну, как же я тебя оставлю? Ну, как же я тебя предам? И где возьму благоразумье: "За око - око, кровь - за кровь", Германия - моё безумье! Германия - моя любовь! Я довольна, что покинула Париж. Я его изжила. Его больше не существует для меня. Сколько горя, сколько бед я в нём перенесла. Нигде я не была так несчастна. Мне верилось, что я кому-то там - как хлеб - нужна. А оказалось не хлеб нужен, а пепельница с окурками. А когда-то ...

    © 2000- NIV