• Приглашаем посетить наш сайт
    Мода (www.modnaya.ru)
  • Cлово "МАНДЕЛЬШТАМ, МАНДЕЛЬШТАМА, МАНДЕЛЬШТАМЕ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: МАНДЕЛЬШТАМУ, МАНДЕЛЬШТАМОМ

    1. Геворкян Татьяна: Несколько холодных великолепий о Москве (Марина Цветаева и Осип Мандельштам)
    Входимость: 195. Размер: 85кб.
    2. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Мандельштам
    Входимость: 94. Размер: 46кб.
    3. Мой ответ Осипу Мандельштаму
    Входимость: 77. Размер: 35кб.
    4. История одного посвящения
    Входимость: 61. Размер: 76кб.
    5. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 2. "Я и мир" (1913–1916). "Последний год старого мира"
    Входимость: 44. Размер: 64кб.
    6. Бояджиева Л.: Марина Цветаева. Неправильная любовь. "Мой странный, мой прекрасный брат"
    Входимость: 30. Размер: 25кб.
    7. Мандельштам Надежда: Старые друзья
    Входимость: 27. Размер: 11кб.
    8. Мандельштам Надежда: О М. И. Цветаевой
    Входимость: 26. Размер: 18кб.
    9. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Версты одного года (1916)
    Входимость: 23. Размер: 71кб.
    10. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Звездный год" во Франции (ноябрь 1925 — 1926). Париж
    Входимость: 22. Размер: 73кб.
    11. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Борис – Георгий – Барсик... – Мур!
    Входимость: 22. Размер: 83кб.
    12. Кудрова Ирма: Путь комет. Молодая Цветаева. Глава 14. Поездка в Петроград. Мандельштам
    Входимость: 20. Размер: 23кб.
    13. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Сонечка
    Входимость: 19. Размер: 50кб.
    14. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Мой Пушкин
    Входимость: 18. Размер: 86кб.
    15. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. "Подруга" или "Ошибка"?
    Входимость: 17. Размер: 68кб.
    16. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Молодость. Часть первая. Москва. Петроград. Глава 8. Осип Мандельштам и его брат Александр
    Входимость: 17. Размер: 17кб.
    17. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 4. Эвридика (1922–1926). Встреча с критикой
    Входимость: 14. Размер: 43кб.
    18. Гришиненко Оксана: "Третий Рим" Марины Цветаевой (к 85-летию со дня смерти Осипа Мандельштама)
    Входимость: 12. Размер: 8кб.
    19. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Сергей Яковлевич
    Входимость: 8. Размер: 156кб.
    20. Адамович Г.: Вечер Марины Цветаевой ("Марина Цветаева каждой весной... ")
    Входимость: 7. Размер: 4кб.
    21. Поэт-альпинист
    Входимость: 7. Размер: 64кб.
    22. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Крылатая душа поэта (1917–1918)
    Входимость: 6. Размер: 117кб.
    23. Слоним Марк: О Марине Цветаевой
    Входимость: 6. Размер: 127кб.
    24. Кроткова Х. П.: Из дневников
    Входимость: 5. Размер: 14кб.
    25. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Чехия 1922-й
    Входимость: 5. Размер: 49кб.
    26. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Пастернак
    Входимость: 5. Размер: 85кб.
    27. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Начало конца
    Входимость: 5. Размер: 30кб.
    28. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Молодость. Часть первая. Москва. Петроград. Глава 12. События. Майя. Марина и Мандельштам. Борис и фронт
    Входимость: 5. Размер: 8кб.
    29. Одоевцева Ирина: Несостоявшаяся встреча
    Входимость: 5. Размер: 15кб.
    30. Саакянц А., Мнухин Л.: Краткая хроника жизни и творчества Марины Цветаевой
    Входимость: 5. Размер: 34кб.
    31. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Оползающая глыба" (1928–1929)
    Входимость: 5. Размер: 102кб.
    32. Геворкян Татьяна: Поэт с историей или поэт без истории?
    Входимость: 5. Размер: 57кб.
    33. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. После России
    Входимость: 5. Размер: 111кб.
    34. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Смерть Ирины
    Входимость: 5. Размер: 64кб.
    35. Нездешний вечер
    Входимость: 5. Размер: 30кб.
    36. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 5. Медон
    Входимость: 5. Размер: 124кб.
    37. Одоевцева Ирина: Из книги "На берегах Сены"
    Входимость: 5. Размер: 22кб.
    38. Мандельштам О.: Литературная Москва
    Входимость: 5. Размер: 4кб.
    39. «Поэты с историей и поэты без истории»
    Входимость: 5. Размер: 80кб.
    40. Саакянц Анна: "Проза Марины Цветаевой"
    Входимость: 4. Размер: 31кб.
    41. Ранчин А. М.: М. И. Цветаева - жизнь и творчество
    Входимость: 4. Размер: 40кб.
    42. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Роднее бывшее — всего…" (1930–1936). 1931-й
    Входимость: 4. Размер: 50кб.
    43. Литературно-художественный музей Марины и Анастасии Цветаевых (г. Александров)
    Входимость: 4. Размер: 5кб.
    44. Критика о Цветаевой
    Входимость: 4. Размер: 25кб.
    45. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 5. Уединение (1926–1941). "Цель пути"
    Входимость: 4. Размер: 39кб.
    46. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 5. Уединение (1926–1941). Пушкин и Пастернак
    Входимость: 4. Размер: 53кб.
    47. Эфрон Ариадна: Моя мать Марина Цветаева. Из тетради. 1957 г. ("С Ахматовой я познакомилась... ")
    Входимость: 4. Размер: 16кб.
    48. Белкина Мария: Скрещение судеб. Меня все меньше
    Входимость: 4. Размер: 116кб.
    49. Саакян Анна: Поэзия и правда Марины Цветаевой
    Входимость: 4. Размер: 19кб.
    50. Парнок С.: Б. Пастернак и другие (Отрывок)
    Входимость: 3. Размер: 4кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Геворкян Татьяна: Несколько холодных великолепий о Москве (Марина Цветаева и Осип Мандельштам)
    Входимость: 195. Размер: 85кб.
    Часть текста: истории, шуме времени, чужих глазах. Напомню вкратце, в чем суть цветаевской типологии. Если «поэты с историей прежде всего — поэты темы», «поэты воли», выбора и цели, поэты-путники («пешеходы»), наделенные «инстинктом своей генеральной линии», открывающие «себя через все явления, которые встречают на своем пути, в каждом новом шаге и каждой новой встрече», то поэты без истории («поэты-столпники») прежде всего — поэты чувства, они, «в большинстве своем, — дети... очень ранней проницательности — прозрения своей обреченности на лирику», поэты «с неусыпным ощущением судьбы, то есть себя», наделенные мощным «инстинктом чужого», инстинктом ограждения себя от всего чужеродного, отвлекающего, в их судьбе случайного, поэты, пришедшие в мир «не узнавать, а сказать », ибо «они уже все», что могут знать, «знают отродясь». Свое «я» для поэтов без истории и есть мир, весь человеческий мир («общество, семья, мораль, господствующая церковь, наука, здравый смысл, любой вид власти»), тогда как «я» поэтов с историей...
    2. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Мандельштам
    Входимость: 94. Размер: 46кб.
    Часть текста: года Цветаева и Мандельштам прожили в Коктебеле одновременно около трех недель. Но ей было ни до кого – она была с Софией Парнок, с нею и уехала из Коктебеля на Украину. Теперь, в Петербурге, Цветаева и Мандельштам впервые услышали стихи друг друга. Она вспоминала: «Осип Мандельштам, полузакрыв верблюжьи глаза, вещает: Поедем в Ца-арское Се-ело, Свободны, веселы и пьяны, Там улыбаются уланы, Вскочив на крепкое седло... Пьяны ему цензура переменила на рьяны, ибо в Царском Селе пьяных уланов не бывает – только рьяные!» Значит, Мандельштам читал неподцензурный вариант своих стихов. Но и Цветаева не оставалась в долгу, она «в первую голову» читала «свою боевую Германию» и «Я знаю правду! Все прежние правды – прочь!..». В самый разгар войны это было признанием в любви к Германии и выражением протеста: Не надо людям с людьми на земле бороться... Мандельштам будто ждал толчка: чувства, выраженные в этих стихах, были ему близки, он начинает работать над той же темой. Дарственная надпись на только что вышедшем сборнике «Камень» помечена: «Марине Цветаевой – Камень-памятка. Осип Мандельштам. Петербург 10 янв. 1916»[59] . А следующим днем – «Дифирамб Миру», резко антивоенные стихи, в печатной редакции названные «Зверинец». Мы научились умирать, Но разве этого хотели? — вопрошал Мандельштам в одном из ранних...
    3. Мой ответ Осипу Мандельштаму
    Входимость: 77. Размер: 35кб.
    Часть текста: кораблекрушение или прихоть загнали тебя голого на голый остров, где только две руки. Твой пурпур остался в море. Два вопроса: сумеешь ли ты и без пурпура быть царем (и без стиха быть поэтом)? Сумеешь ли ты им - царем или поэтом - не быть? Есть ли поэт (царственность) - неотъемлемость, есть ли поэт в тебе - суть? Поклонюсь ли тебе - голому? Поэзия язык богов! Этого никто не повторил, это мы все сказали, каждый заново. Девочка трех лет, услыхав впервые живого поэта, спросила мать: "Это Бог говорит?" Девочка ничего не понимала, а поэт не пел. Поэт говорил, но по-другому, и это по- другому (как) заставило девочку молчать. Девочка признала божество. От Державина до Маяковского (а не плохое соседство!) - поэзия - язык богов. Боги не говорят, за них говорят поэты. Есть в стихах, кроме всего (а его много!), что можно учесть, - неучтимое. Оно-то и есть стихи. Итак, Осип Мандельштам, сбросив пурпур, предстал перед нами как человек: от него отказавшись, поэт - человек как я. Равные данные. Победи меня одним собою. Осип Мандельштам. Шум времени. - Книга открылась на "Бармы закона" и взгляд, притянутый заглавной буквой, упал на слова: полковник...
    4. История одного посвящения
    Входимость: 61. Размер: 76кб.
    Часть текста: - Это беречь? - Нет, жечь. - Это жечь? - Нет, беречь. «Жечь», естественно, принадлежало ей; «беречь» мне, - ведь уезжала она. Когда самой не жглось, давала мне. Тогда защитник становился исполнителем приговора. Гори, гори ясно, Чтобы не погасло! Глянь-ка на небо: Птички летят! Небо - черный свод камина, птички - черные лохмы истлевшей бумаги. Адовы птички. Небосвод, в аду, огнесвод. Трещит очередной комок довоенной, что то же - навечной - и огонь не берет! - прохладной, как холст, скрипучей, как шелк, бумаги в кулаке, сначала в кулаке, потом в огне, еще выше растет, еще ниже оседает над и под каминной решеткой лохматая гора пепла. - А какая разница: пепел и зола! Что чище? Что (сравнительная степень) последнее? - Пепел, конечно, - золой еще удобряют. - Так из этого, видите, черное? и видите, серое? чтo - пепел? и чтo - зола? чтó - чтó? В горсти, черным по белому пустого бланка - «Министерство иностранных дел». - Мы с вами сейчас министерство не иностранных, а внутренних! - Не иностранных, а огненных! А еще, помните, в Москве: огневая сушка Прохоровых? 1 Суши, суши сухо, Чтобы не потухло! Рвем. Жжем. Все круче комки, все шибче швырки, диалог усыхает. Беречь? Жечь? Знаю, что мне b беречь уже пустая примолвка губ, знаю, что сожгу, жгу, не дождавшись: жечь! Что это я, ее или свое, ее или себя - жгу? И - кто замуж выходит за море? Через красное море сожженного, сжигаемого, - сожженным быть - должного. Тихий океан - что! Canadian Pacific? 2 С места не встав: - Вы к жениху через огненное море едете! «Когда ее подруги выходили замуж, она оплакивала их в свадебных песнях», - так я впервые услышала о той, первой, от своего первого взрослого друга, переводчика Гераклита - рекшего: «В начале был огонь». Брак - огонь - подруга - песня - было - будет - будет - будет. Внезапно c , как по команде, поворот всего тела и даже...
    5. Шевеленко Ирина: Литературный путь Цветаевой. Глава 2. "Я и мир" (1913–1916). "Последний год старого мира"
    Входимость: 44. Размер: 64кб.
    Часть текста: стихов" будет стоять дата "Петербург, 31 декабря 1915". В 1920 году, когда Цветаевой понадобится разделить стихи 1910‐х годов на книги, именно здесь она проведет черту под периодом своего поэтического взросления, совместив ее с хронологической границей года. Если же взглянуть в целом на то, как Цветаева делит стихи 1913–1920 годов на сборники, то нетрудно заметить, что именно срединный отрезок поэтического пути, целиком укладывающийся в хронологические рамки 1916 года, является организующим звеном в этом разделении. Иначе говоря, Цветаева делит стихи на три части: написанные в 1916 году, написанные до 1916 года и написанные после 1916 года. О смысле такого членения нетрудно догадаться: в 1920 году ей хочется отделить от всего, что было до и после, стихи того "последнего года старого мира", символический ореол которого уже навсегда витает над всем, написанным тогда. Не случайно, выбирая название для сборника стихов 1916 года, Цветаева надолго задержится на варианте "Китеж-град"137. В таком названии мотивы выделения стихов 1916 года в самостоятельный сборник предельно эксплицированы: автор преподносит запечатленный им облик России и ее жителей (включая себя) как облик канувшего в небытие легендарного града Китежа, которого уже нигде, кроме этих стихов, не найти. О том, что такое толкование своих стихов 1916 года навсегда останется для Цветаевой важным, свидетельствуют слова, сказанные ею два десятилетия спустя по поводу тематически центрального цикла этого сборника – "Стихи о Москве": Да, я в 1916 году первая тáк сказала Москву. (И пока что последняя, кажется.) И этим счастлива и горда, ибо это была Москва – последнего часа и раза. На прощанье . "Там Иверское сердце – Червонное, горит". И будет...

    © 2000- NIV