• Приглашаем посетить наш сайт
    Тютчев (tutchev.lit-info.ru)
  • Cлово "ЛЕТО, ЛЕТА"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ЛЕТОМ, ЛЕТУ, ЛЕТЫ

    1. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Поездка к Горькому встреча с Мариной
    Входимость: 79. Размер: 238кб.
    2. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Последнее о Марине
    Входимость: 59. Размер: 123кб.
    3. Слоним Марк: О Марине Цветаевой
    Входимость: 38. Размер: 127кб.
    4. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Сергей Яковлевич
    Входимость: 37. Размер: 156кб.
    5. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Пастернак
    Входимость: 36. Размер: 85кб.
    6. Кудрова Ирма: Гибель Марины Цветаевой. Болшево
    Входимость: 36. Размер: 119кб.
    7. Дом у Старого Пимена
    Входимость: 35. Размер: 97кб.
    8. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Юность поэта (1914–1915)
    Входимость: 34. Размер: 77кб.
    9. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Юность поэта (1910–1911)
    Входимость: 32. Размер: 65кб.
    10. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 5. Медон
    Входимость: 31. Размер: 124кб.
    11. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 6. Кламар — Ванв
    Входимость: 29. Размер: 124кб.
    12. Кудрова Ирма: Путь комет. Разоблаченная морока. Глава 1. Болшево
    Входимость: 29. Размер: 90кб.
    13. Записная книжка № 6, 1919 г. Страница 2
    Входимость: 28. Размер: 55кб.
    14. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Оползающая глыба" (1928–1929)
    Входимость: 28. Размер: 102кб.
    15. Кудрова Ирма: Путь комет. Разоблаченная морока. Приложения
    Входимость: 27. Размер: 60кб.
    16. Белкина Мария: Скрещение судеб. Мур
    Входимость: 27. Размер: 151кб.
    17. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Мой Пушкин
    Входимость: 27. Размер: 86кб.
    18. Белкина Мария: Скрещение судеб. В комнате Зоологического музея
    Входимость: 26. Размер: 80кб.
    19. Кудрова Ирма: Дом на горе
    Входимость: 26. Размер: 113кб.
    20. Белкина Мария: Скрещение судеб. Перед лицом стылого окна
    Входимость: 26. Размер: 113кб.
    21. Шенталинский Виталий: Марина, Ариадна, Сергей (глава из книги В. Шенталинского "Рабы свободы. Книга вторая")
    Входимость: 26. Размер: 117кб.
    22. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Роднее бывшее — всего…" (1930–1936). 1934-й
    Входимость: 26. Размер: 65кб.
    23. Саакянц Анна: "Марина Цветаева"
    Входимость: 26. Размер: 76кб.
    24. Белкина Мария: Скрещение судеб. Болшевское заточение
    Входимость: 25. Размер: 100кб.
    25. Наталья Гончарова. (Страница 3)
    Входимость: 25. Размер: 50кб.
    26. История одного посвящения
    Входимость: 25. Размер: 76кб.
    27. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Версты одного года (1916)
    Входимость: 24. Размер: 71кб.
    28. Кудрова Ирма: Гибель Марины Цветаевой. Елабуга
    Входимость: 24. Размер: 133кб.
    29. Ответ на анкету (краткая автобиография, 1926)
    Входимость: 24. Размер: 11кб.
    30. Саакянц Анна: "Два поэта — две женщины — две трагедии"
    Входимость: 23. Размер: 37кб.
    31. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Только в огне пою!" (1919 — февраль 1921)
    Входимость: 23. Размер: 161кб.
    32. Белкина Мария: Скрещение судеб. Алины университеты. Страница 6
    Входимость: 23. Размер: 61кб.
    33. Кудрова Ирма: Третья версия. Еще раз о последних днях Марины Цветаевой
    Входимость: 23. Размер: 115кб.
    34. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 8. Капкан
    Входимость: 23. Размер: 72кб.
    35. Из записных книжек и тетрадей
    Входимость: 23. Размер: 96кб.
    36. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Заграница
    Входимость: 23. Размер: 36кб.
    37. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 2. 1923-й
    Входимость: 22. Размер: 140кб.
    38. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. После России
    Входимость: 22. Размер: 111кб.
    39. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Уход (январь 1941-31 августа 1941). Последняя Москва
    Входимость: 22. Размер: 56кб.
    40. Ответ на анкету
    Входимость: 22. Размер: 10кб.
    41. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. "Повесть о Сонечке" и два письма о гомоэротической любви
    Входимость: 22. Размер: 88кб.
    42. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. "Роднее бывшее — всего…" (1930–1936). 1935-й
    Входимость: 21. Размер: 56кб.
    43. Кудрова Ирма: Путь комет. После России. Глава 3. Триумф и отторжение
    Входимость: 21. Размер: 81кб.
    44. Белкина Мария: Скрещение судеб. Гляжу и вижу одно: конец
    Входимость: 21. Размер: 143кб.
    45. Доля Николай: "Девочкой маленькой ты мне предстала неловкою…"
    Входимость: 21. Размер: 103кб.
    46. Сводные тетради. Тетрадь четвертая
    Входимость: 21. Размер: 33кб.
    47. Белкина Мария: Скрещение судеб. Безмерность в мире мер
    Входимость: 21. Размер: 123кб.
    48. Саакянц А.: Марина Цветаева. Жизнь и творчество. Крылатая душа поэта (1917–1918)
    Входимость: 20. Размер: 117кб.
    49. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. "Солнцем жилки на́литы, не кровью... "
    Входимость: 20. Размер: 46кб.
    50. Кудрова Ирма: Путь комет. Разоблаченная морока. Глава 5. Елабуга
    Входимость: 20. Размер: 138кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Поездка к Горькому встреча с Мариной
    Входимость: 79. Размер: 238кб.
    Часть текста: к Горькому встреча с Мариной ПОЕЗДКА К ГОРЬКОМУ ВСТРЕЧА С МАРИНОЙ В 1926 году я впервые прочла две автобиографических книги Горького, пришла в восхищение (до того знала только рассказы и «Детство»). И я написала ему письмо. Но до того как я расскажу о нашей переписке – два слова о нем. Максим Горький! Это лицо знаешь с детства. Оно было -в тумане младенческих восприятий – неким первым впечатлением о какой-то новой и чудной, – о которой шумели взрослые, – жизни. Оно мне встает вместе с занавесом Художественного театра, с птицами Дикая утка и Чайка, черненькие дешевые открытки, с которых глядят вот эти самые, вот эти глаза, светло, широко, молодо, дерзко, под упрямым лбом с назад зачесанными волосами над раздвоенным лукавым носом, над воротом косоворотки. Все это плюс широкополая шляпа (на другой открытке) или плюс высокие сапоги (в портрете во весь рост). Где-то рядом стоят в памяти молодое лицо Скитальца, темная шевелюра Андреева, клочковатая седая борода Толстого, ибсеновские очки. Но это лицо родней. Отчего? Оттого,что мама так его любит? Оттого,что похож на мальчика? Озорной великан из сказки? В котором не великанье – главное, а великанье его озорство. Вот еще один – из тех, из богатырей моего детства, – Шаляпин! Сказочный голос – громче всех голосов на свете, это я знаю. И что в театре – волшебник: превращается во всех, в кого хочет. И даже они чем-то похожи: у обоих носы сходные, с лукавинкой у ноздрей. И оба они – «из народа». У обоих – дерзкие глаза. (Так Муся глядит, когда сердится.) Да… И все-таки – Горький роднее Шаляпина. Оттого ли,что мама нам читала «Челкаш»? Что мама больше говорит о Горьком, чем о Шаляпине? Пытаюсь понять – сейчас, шесть десятилетий спустя. Не шаляпинская разудалость плеч, позы, плоти, движимая «все...
    2. Цветаева Анастасия. Воспоминания. Последнее о Марине
    Входимость: 59. Размер: 123кб.
    Часть текста: Как я обрадовалась! Сперва об одном, о другом… Потом слова: «Муси, автора «Волшебного Фонаря», нет на свете. Сын ее где-то на Кавказе, с Союзом писателей». Я прочла, перечла – и в негодовании: «Вздор! Слух… Марина не могла умереть!» Не поверила! Все во мне – все живые силы, как мускул, напряглись против этой нелепой вести! Этого не могло быть! Теперь, когда она здесь, на родине, мы будем наконец вместе, – и теперь бы она вдруг – умерла? Просто Лёра от нее далеко, война, все в разброде, мало ли что выдумают! Я сложила письмо. Но тайная тревога терзала. Я стала писать всем, спрашивать. И пока все – до одного – молчали, я (судьба была по-своему милостива!) – двадцать дней, все более под гипнозом мысли, спрашивала у судьбы одно: Марина ходит по земле – или… Я глядела на траву, у нее спрашивала. Вертикаль – или… но я договорить не могла. Так я ждала обуха или избавления – двадцать дней. Если бы я могла наблюдать и думать в те двадцать дней, когда отрава сомнений понемногу проникала в меня, я бы, может быть, сама подготовила себя к той вести, которая, отбрасывая вертикальность Марины, не шла, как и в том сне за два года до этих дней в Хабаровске: в начале сентября 1941 года я увидела сон, от которого проснулась потрясенная. В этом сне была весть о смерти – имени я не произнесла, не в силах признать, что мне такое приснилось, отодвигая весть, наяву усмиряя то, что во сне произвела на меня эта весть. Не называя, я, однако, не смогла определить его...
    3. Слоним Марк: О Марине Цветаевой
    Входимость: 38. Размер: 127кб.
    Часть текста: кафе на Курфюрстен-даме, где собирались русские писатели и издатели, Саша Черный познакомил меня с Мариной Ивановной Цветаевой. Я знал ее стихи, и мне очень понравился ее только что вышедший маленький сборник «Разлука». Мне хотелось поговорить о нем, но, услыхав, что я живу в Праге, МИ забросала меня вопросами. Она весной приехала в Германию из Москвы, а муж ее, Сергей Яковлевич Эфрон, офицер белой армии, с которым она не виделась несколько лет, попал после эвакуации деникинцев и врангелевцев в Чехословакию, поступил там в Карлов университет, и они собирались поселиться в Праге. Она говорила негромко, быстро, но отчетливо, опустив большие серо-зеленые глаза и не глядя на собеседника. Порою она вскидывала голову, и при этом разлетались ее легкие золотистые волосы, остриженные в скобку, с челкой на лбу. При каждом движении звенели серебряные запястья ее сильных рук, несколько толстые пальцы в кольцах — тоже серебряных — сжимали длинный деревянный мундштук: она непрерывно курила. Крупная голова на высокой шее, широкие плечи, какая-то подобранность тонкого, стройного тела и вся ее повадка производили впечатление силы и легкости, стремительности и сдержанности. Рукопожатие ее было крепкое, мужское. В кафе мы просидели долго. МИ рассказывала о своей голодной жизни 1918–1920 годов на московском чердаке с двумя дочерьми: одна умерла, вероятно от недоедания, другую — Ариадну (все ее называли Аля) она вывезла за границу. Тогда же я услыхал от нее о том, как однажды к ней забрался какой-то субъект — она потом догадалась, что вор. Сперва, приняв его по близорукости за какого-нибудь малоизвестного поэта — их много ходило к ней, — она гостеприимно предложила ему морковного чая. От скудного этого угощения он в недоумении отказался, огляделся и, оценив убогую обстановку, ретировался, оставив на столе несколько рублей'. Вспоминая...
    4. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Сергей Яковлевич
    Входимость: 37. Размер: 156кб.
    Часть текста: подруги, постоянно посещавшая ее и Эфронов в их полуссылке и откровенно беседовавшая, по крайней мере, с Ниной Николаевной, выражала взгляд болшевских «возвращенцев» на самих себя. Да, субъективно они жаждали «послужить» Родине (конечно же, с большой буквы), заслужить ее прощение и возможность вернуться. И, вероятно, объективные формы этого «служения» в их глазах оправдывались благородством цели. Те, кто вспоминал Сергея Яковлевича в прежней жизни, во всяком случае до раскола евразийства, не обходятся без определения «романтик»; сама Цветаева никогда не усомнилась в его благородстве, рыцарстве и исключительной порядочности. Таким он и был: порядочным, благородным, остроумным и легким в общении, с чувством юмора и не без дарований: немного писал, немного рисовал, немного играл на сцене... Но когда я думаю о Сергее Яковлевиче Эфроне, муже и спутнике, определившем жизнь Марины Цветаевой, психологическая ситуация и вытекающая из нее судьба кажутся мне более сложными... Не случись революции и Гражданской войны, он, вероятно, и остался бы таким: играл на сцене, писал, может быть, нашел себя в издательском деле или в развивающемся кино... Почти все это он уже пробовал в юности и, имея состояние, при котором не нужно заботиться о заработке, выбрал бы профессию, связанную с искусством. Кстати, он уже и выбрал, поступив на историко-филологический факультет в Московский университет, чтобы заниматься искусствоведением. Война и революция разрушили всё. Эфрон не уклонился ни от войны с Германией, ни от Гражданской и прошел их мужественно и достойно. Пять лет на фронте должны были изменить его: он столкнулся с беспощадной реальностью, увидел грязь, насилие, предательство, смотрел в глаза смерти. Он возмужал, повзрослел, но каким-то образом сумел не изжить в себе черты юношеского романтизма ...
    5. Швейцер Виктория: Марина Цветаева. Пастернак
    Входимость: 36. Размер: 85кб.
    Часть текста: Пастернак Когда я пишу, я ни о чем не думаю, кроме вещи. Потом, когда написано – о тебе. Когда напечатано – о всех. Марина Цветаева – Борису Пастернаку В течение нескольких лет меня держало в постоянной счастливой приподнятости все, что писала тогда твоя мама, звонкий, восхищающий резонанс ее рвущегося вперед, безоглядочного одухотворения. Борис Пастернак – Ариадне Эфрон В жизни Цветаевой отношения с Борисом Пастернаком явились уникальными, не похожими ни на какие другие. Если с героями ее увлечений все казалось – и оказывалось – преувеличенным, то теперь, даже поднимаясь на самые гиперболические высоты, чувства оставались вровень им обоим – и Цветаевой, и Пастернаку. Свалившись летом 1922 года, как снег на голову, первым письмом Пастернака и его книгой «Сестра моя – жизнь», отношения видоизменялись: то, как море, завладевали всей жизнью до самого горизонта, то превращались в едва бьющийся, но живой родник, – но никогда не иссякли совсем, протянулись до их последних дней. Можно ...

    © 2000- NIV